Чернобыльская АЭС после войны.
Чернобыльская АЭС после войны.

Май 1986 год. Я готовился к защите диплома в Одесском политехе. Две недели я не знал где родители, куда эвакуировались после аварии.

Наконец пришло письмо, мама с младшей сестрой после эвакуации уехали к бабушке в Воронеж. У сестры-школьницы в щитовидке накопилось много радиоактивного йоду (в школе почему-то не раздали йодные таблетки) и ей пришлось месяц лежать в клинике.

Отец с первого дня остался на станции, работал по вахтам, мотался между Припятью-Киевом-Воронежем. Позже смог выгнать машину из зоны, но так как не удалось её отмыть (колесные арки зашкаливали), отогнал назад в Припять, сдал и получил компенсацию на новую машину.

Это был какой-то безумный год, полный событий, очень яркий и в то-же время совершенно обычный. Чернобыль, брошенная квартира в Припяти, ликвидация аварии - все это было где-то далеко, в телевизоре и в газетах, очень неправдоподобно. Казалось, в любой момент я могу сесть в автобус и через пару часов выйти на знакомой автостанции "Полесье"...

Я собрал огромную кучу вырезок из газет о Чернобыле, везде искал знакомые фамилии, в телевизионных репортажах вглядывался в лица, но никого из знакомых припятчан не встречал. О многих своих друзьях, одноклассниках я узнал только через годы, благодарая интернету. Всех разбросала война...

Это и была война. С эвакуацией, военным положением, настоящими жертвами и невидимым врагом, с армейскими колоннами и наградами за мужество, брошенным имуществом и "сообщениями информбюро". Все припятчане так и говорят: "До войны" и "После войны"...

Меня страшно тянуло домой. По ночам стала сниться Припять. И в конце концов, несмотря на сопротивление жены и родителей, с мая 1987 года я стал работать на Чернобыльской АЭС в Отделе ядерной безопасности...



Хороший фотоаппарат я не рисковал брать на станцию, снимал мыльницей Ломо-Компактом. Многие фотографии невысокого качества, но они все равно дороги, как часть истории, как часть моей жизни...



1. Станция метро "Комсомольская", сейчас "Черниговская"
Длинная вереница мягких автобусов. Очередная пересменка. Вот впереди тронулась милицеская машина с мигалками, такая же движется в конце. Колонна на большой скорости вылетает из Киева и движется в сторону Чернобыля. Везде на обочинах знаки запрета остановки и "Осторожно-радиация!". Мы обгоняем колонны военной техники и грузовиков. Наконец, через два часа прибываем в вахтовый поселок "Зеленый мыс".



2. Проходная вахтового поселка "Зеленый мыс".
Проходим через стойки приборов измерения радиации, охрана спрашивает - нет ли спиртного, в зоне действует "сухой закон".



3. Вахтовый поселок "Зеленый мыс"
Удобные финские домики с двумя комнатами, кухней и ванной, комната на двоих с телевизором. Но во всем чуствуется временность. Зарплату нам выдавали сразу по приезду на вахту, а в Зеленом мысу было несколько магазинов, где "выбрасывали" дефицит. С большим трудом, отстояв сумасшедшую очередь, я несколько раз привозил жене французкие духи и импортные сумки.



4. Дорога к Чернобылю.
Рано утром, в 7 утра мы садимся в порядке очереди на подходящие автобусы и едем в Чернобыль. Там, в 15 км от ЧАЭС, будет пересадка в "грязные" автобусы, которые курсируют только по зоне.

В голове - легкое ощущение нереальности. Вокруг знакомые до мелочей места, вот на этой остановке ты ждал когда-то автобус, а теперь её засыпают при расширении дорги - больше никогда тут не будет пассажиров...

Первые месяцы, пока не построили объездную дорогу, нам приходилось ездить на станцию вдоль 4-го блока. Окна в "грязном" автобусе закрыты свинцом, в горле появляется металлический привкус, дозиметр, который я однажды с собой взял, идет на этом месте в зашкал, а водитель-партизан что есть силы давит на педаль газа...



5. Здесь был "рыжий лес".
Вот вдали показалась станция. Но что это за пустыня посреди полесья ? Хвойный лес, сильно пострадавший от выпавших при взрыве частиц топлива, погиб, стал рыжим. Чтобы он меньше "фонил", принято было решение закопать погибшие деревья. Военная техника рыла рвы, сбрасывала туда рыжие ели, и закапывала песком. Зато теперь далеко видно в том месте, где были еловые чащи...



6. Вторая очередь станции. Недостроенный пятый блок.
Проезжаем мимо пятого блока в разрезе. Вроде недавно здесь кипела стройка, а мы гордились, что наша станция будет самой мощной в мире - 6 блоков-миллионников, а в перспективе - еще 6.



7. Панорама станции. Слева - саркофаг 4-го блока.



8. Впереди - АБК-1 (Административно-бытовой корпус)
Дороги в зоне непрерывно поливали, чтобы подавить пыль. Каждые полчаса проходила колонна поливальных машин. Поэтому даже в жаркий летний день на дорогах всегда стояли лужи.



9. Возле саркофага.
Через год после аварии радиационная обстановка позволяла какое-то время находится прямо рядом с саркофагом. Но лишний раз выходить на улицу мы не рисковали.

Работали мы на 9 этаже АБК-2, возле третьего блока. Все окна были закрыты фанерой со свинцом и покрашены, так что солнечный свет мы видели только утром и вечером. Все остальные 8 этажей занимали раздевалки и душевые для "партизан", занятых на очистке станции и территории вокруг неё.



10. Саркофаг
Где-то там, в бетонных ступенях саркофага, остались помещения лаборатории отца. Где-то здесь, возле строящегося 4-го блока я бродил с дозиметром в руках, когда работал дозиметристом до поступления в институт...
Возле саркофага можно было увидеть множество необычных вещей - например роботов, которые "сошли с ума" от радиации (не выдержала электроника). Они дистанционно очищали крыши 3-го или 4-го блока и свалились вниз.



11. Машинный зал со стороны 4-го энергоблока.
Это вид со стороны складов отдела капитального строительства. Здесь стояли офисные здания и находились площадки с оборудованием.
Поразительная была картина: едем на работу - бульдозеры роют яму возле двухэтажного здания, едем с работы - здания нет, а бульдозеры заравнивают яму...



12. Возле нашего корпуса.
Это я, вышел подышать на "свежий" воздух. На обед тянутся сотни "партизан". Иногда их одежда "зашкаливала", тогда в коридоре возле приборов измерения радиации лежала куча сапог и гимнастерок, а рядом знак "Осторожно, радиация".



13. Идут работы возле саркофага.
На грузовиках обычная кабина заменена на узкую, на одного человека, закрытую свинцом. Всем этим машинам суждено было окончить свои дни на свалке радиоактивной техники в Россохе...



14. Работы по очистке территории



15. Переходы в Хранилище отработанного ядерного топлива
Однажды мой приятель пригласил меня проехаться по территории. Он взял служебный автобус и мы сделали круг вокруг станции. Потом мы попытались проехать в Припять, но нас не пустили - тогда еще город хорошо охранялся. Но я увидел издалека свой дом !
Долго потом еще мне снилась эта поездка...



16. Ворота пожарной части на Чернобыльской АЭС



17. Брошенная пожарная часть на Чернобыльской АЭС
Мы проехали мимо брошенной пожарной части. Именно отсюда сразу после взрыва выехали первые пожарные расчеты. Пытался представить, что ощущали эти парни, несущееся к своей славе и смерти. Скорее всего, то же, что и мы все на станции - желание хорошо сделать свою работу...
Это потом, через 25 лет, о Чернобыле все будут говорить патетически или трагически...

Я работал на ЧАЭС в 1987-1988 годах до окончания вахтового метода. Можно было получить квартиру в строящемся городе Славутиче. Но жена была против и с карьерой атомщика пришлось растаться...
Источник | Категория: Статьи | Добавил: Enclave Теги: Статья.
Коментарии
dancer893 01.02.2015, 03:11 #4 0  
Отличная статья))
Комментарий по поводу пункта 17: пожарная часть ныне действует.
аватар отсутствует
alexa1112 22.02.2013, 06:13 #3 +2  
очень питательно
BATY 19.02.2013, 02:31 #2 +5  
Прочитал все,и не пожалел.Спасибо автору за то что выложил свои воспоминания.
prototip98 19.02.2013, 00:21 #1 +5  
Очень интересно smile
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Войдите или зарегистрируйтесь