418 06.12.2016
» Блог » Статьи » Иной подход
Иной подход


Нет, всё хватит с меня! Зачем мне туда? Чего я там не видел? Нет, не пойду!

Кактус сидел за столом перед мерцающим экраном монитора. Его буйная голова, с растрёпанной прической мирно лежала на клавиатуре. Из системного блока слышался жалобный писк писи-скрипера. Это придавленные клавиши жаловались на размеры и вес придавившей их головы.

Скрипит… Скрипит, значит что-то не так. Когда что-то не так это сразу видно. Но когда это видно это не значит что что-то не так именно в том, о чем ты подумал. Там всё не так. Зачем мне туда? Там опасно. Маринка потом рыдать будет.

Рядом с клавой стояла початая бутылка водки, чуть правее на блюдечке нарезанный тонкими ломтиками лежал лимон. Ломтиков осталось всего два, и они угрюмо плавали в собственном соку, ожидая своей участи. Кактус поднял голову, глянул на лимоны мутными глазами и положил руку, до сих пор безвольно свисавшую вниз, на стол. Лимонный сок, в котором лежали ломтики, испуганно вздрогнул, и заволновался. Пристально рассмотрев остатки былой роскоши, и убедившись, что в глазах не двоиться, и ломтиков и в прям два, взгляд ученого обратился в сторону бутылки.

Вот тут точно что-то не так! Надо это дело исправить.

Кактус шарит по столу руками в поисках рюмки, но не найдя таковой хватает бутылку и выливает остатки водки себе в рот. Глотает. Потом, скривив рот, он берёт лимон, нюхает его во всё силу своих лёгких и под конец этой страшной экзекуции поедает его.

Причина возникновения. Черный монолит допустим. Откуда он, черт его возьми, взялся. Дыра в измерении допустим. Тогда что же такого в этом черном монолите такого? А ведь не известно. Как узнать? Сходить и узнать. Я бы сходил, да денег только на бутылку хватит, а одной бутылкой, как известно жив, не будешь.

Пи-си скрипер сухо и нудно поскрипывал. Кактус, сделав над собой усилие, встал и выдернул вилку питания компа из розетки. В ушах у ученого тут же зазвенело, будто уши вантузом прочистили. Кактус провёл по стенке рукой. Шершавая стена поманила его своей прохладой. Не смея даже сопротивляться, учёный упёрся в неё лбом, надеясь таким образов остудить, ошпаренный кипящими мыслями, мозг.

Нужды финансы. Где их сегодня взять? Правительство финансирует? Да финансирует, вот сегодня на его инвестиции купил бутылку водки, чем внёс непоправимый вклад в изучение "зоны"!

Кактус оторвался от стены и своих глупых мыслей. Осмотрел кабинет. Пусто. Стерильно чисто и пусто. Ни ученых, ни лаборантов. Не видно людей, чьи умные лица бороздят тени задумчивости и размышлений. Не слышно возгласов: "Эврика"! Аура загадочного величия и белых халатов исчезла, пропала под неизбежным давлением жажды денег.

Неделю назад прибыла комиссия, но об этом соответственно никто даже не догадывался. Пустили в НИИ людей, и те, не законными методами стали скупать результаты исследований. А так как зарплата у персонала оставляла желать лучшего, то результаты исследований продавались весьма активно. Уже через пять дней две трети ученого штата была уволена, или в худшем случае посажена. Почти все лаборанты тоже были выгнаны с позором. Половина тех, кого миновала суровая участь, ушли сами. Профессор же Иван Федотович по прозвищу Кактус, не пал жертвой грязного заговора, так как работал за идею, а не за деньги, и результаты своих исследований хранил как зеницу ока, дабы в последствии вписать себя в анналы мировой науки!

Великий профессор Белов Иван Федотович! Звучит! Вот ведь черти поганые! Загубили дело. Я же один не смогу эту кучу замеров проанализировать. Даже пусть и Яшка поможет и Николай Петрович. Суки! Все вокруг продажные гниды, одним, значит, что б только себе, другим, что б раз ни себе значит никому. И всем насрать, что сначала нужно сделать дело, а потом гулять смело. У, гады! Что я теперь буду как Лейст, который в одиночку Курскую магнитную аномалию двадцать лет изучал.

С этими мыслями Кактус взял пустую бутылку. Взвесил её на руке, и легко без злобы кинул её в открытую дверь кабинета. Из коридора раздался звук бьющегося стекла и чья-то ругань.
- Иван Федотович ну нельзя же так! - послышался старческий голос.
- Извините, Николай Петрович, экспериментирую! - заплетающимся языком ответил Кактус.
- Оно и видно! - в кабинет осторожно вошёл маленький старичок. Он был в старом потёртом свитере, в тренировочных штанах "Adidas" синего цвета, и с грустной улыбкой спрятавшейся в белоснежной бороде.
- Как настроение Николай Петрович?
- Как, как! Напился, бы давно с горя, да я вижу, ты уже за всех нас выпил, - грустно ответил он, поправляя рукой, прядь всё так же белых волос, густо поросших на его светлой голове, которая никак не подавалась процессу облысения.
- А давайте ещё выпьем! - весело предложил Кактус.
- Ты же вроде эксперимент ставишь, рассказал бы хоть.
- Видели бутылку? - спросил профессор.

Старичок бодро кивнул.
- Представьте себе, что кто-то на другом краю вселенной сидит, себе жрёт водку, а бутылки пустые в дверь кидает! Вы, когда бутылка разбилась, испугались?
- На мгновение.
- Вот, а я вас не видел, видел бы, не стал кидать. А тот, на другом краю не видит, и кидает, и кидает.
- Эх, жаль, что бутылки пустые, были бы полные! - мечтательно сказал Николай Петрович.
- Смеётесь? - надувшись, спросил Кактус.
- Да нет, просто шучу. Так что ж получается у тебя, зона это чья-то мусорка? Значит, правы были пророки Стругацкие.
- Наверное.
- Эх, ты! - старичок махнул рукой, - Дроздов пьяный и не такие версии выдвигал.
- А какие?
- Ты в магию веришь? - Николай Петрович прищурил глаза и посмотрел на коллегу.
- В белую, или черную!? - хохотнул Кактус.
- Да ты послушай, не смейся. Значит, напьётся Дрозд и говорит, мол, раньше, в хрен знает какие времена, когда ещё фараоны в Египте жили, существовала магия. И тут же говорит что магия это не что иное, как защитный организм мира! Во как! И древние жрецы и колдуны были вроде негативных возбудителей. Они с помощью особых умений, силы из мира высасывали, миру это конечно не зачем, вот он и включал защитный организм, и таким образом уничтожал нарушителей. Так эти гады, изловчились это противодействие мира себе на благо использовать. Возбудит он этот защитный организм, тот в него огнём плюнет, а колдун этот плевок как-то направлял на врагов своих, как, Дрозд не рассказывал. Но я это всё, конечно, утрирую, но ты думаю, понял.

Кактус коротко кивнул.

-И Зона он говорит это, что-то вроде одного из проявлений этого защитного организма. Он говорил, что давно никто не трогал эту магию, она и заскучала, эй говорит никак без дела быть нельзя, вот она и шалит, разминается, что б форму не потерять!
- Вроде чушь! А как всё складно выходит, - Кактус потёр подбородок, - Сколько людей столько и мнений.
- Складно! Это фантастика всё. Люди, значит, не понимают, а понять то хотя. И подстраивают всё под своё мышление. А под наше мышление не всё подстроишь к сожалению. Всё это только домыслы, а нам нужны факты.
- Зона - факт? - резко то ли спросил, то ли утвердил Кактус.
- Факт, - согласился Николай Петрович, - Но его нужно исследовать.
- Как?
- Вот как раз за этим то я и пришёл.
- Слушаю, - насторожился Кактус.
- Есть человечек один, говорит, до черного монолита довести может, - как ни в чем не бывало, заявил старичёк.
- Там же радиация, мутанты, контролеры, там же никто не ходил, как это возможно?
- Всё просчитано, не бойся.
- А оборудование, защита?
- Оборудование наше, зашита, у нас тоже есть, в отделе радиометрии возьмём, им всё равно без надобности. А сталкер этот не один, у него команда, единственное, что им нужно так это пропуск.
- И что они всё это за бесплатно сделают?
- Нет, конечно, но я и спонсора уже нашёл, всё готово, только тебя не хватает.
- Спонсора?
- Да человека, которому маниакально хочется узнать о Зоне побольше, причем он очень богат.
- Американец, - уточнил Кактус.
- А что с того? - пожал плечами старичок, - Сходим в зону, если вернёмся, расскажешь ему свою теорию о бутылке и всё!
- Не нравиться мне это.
- Ну, как знаешь, сиди, глотай горькую и плачь горючими слезами о карьере великого ученого. А если надумаешь, приходи в среду ко мне домой, - Николай Петрович встал, сделал ручкой и удалился, оставив бедного Ивана Федотовича в полной растерянности.

Вертолёт чуть накренился и стал поворачивать. Его лопасти нудно и безжалостно мешали воздушную массу, от чего та выла и стонала, заставляя, морщится своего невольного слушателя. Внизу растелилась зона. Отсюда она выглядела обычным клочком земли, и Кактус не как не мог поверить, что они уже две минуты летят над самым страшным и в то же время самым манящим местом в мире.

Их спонсор Дэрек, с идиотской ухмылкой на круглом, холёном лице вглядывался в пейзаж, о котором он наверняка уже давно мечтал. Американец был крупным малым, гладко выбритый и свежий как огурец. Его круглое лицо с узкими глазами, и маленьким носом, просто сияло наигранным добродушием, чрезмерным удивление и любопытством. Но на Кактуса, он не производил впечатление богатого человека, слишком поджарим и энергичным был Дэрек. "Что ж мечты сбываются, и дуракам везёт" - невзначай подумал Кактус.

Рядом сидел их проводник, сталкер по прозвищу Хранитель, не ангел конечно, но где-то близко к этому. Его лицо будто грубо вытесанное из глыбы серого камня, с неподвижными, но цепкими карими глазами, вызывало у Кактуса ассоциации с "терминатором" из судного дня. С ними было ещё двое сталкеров Хмырь и Глобус, это группа поддержки, они будут ждать их у точки эвакуации. Все были одеты в защитные костюмы из Демрона, эта ткань хорошо защищала от всех видов радиоактивного излучения, даже лучше свинцовых накладок, но хватало, этой зашиты при достаточно интенсивной ионизации на три четыре часа, после чего костюмы превращались в кучу радиоактивного тряпья. По верх костюмов, защитные скафандры, напичканные электроникой, и защищающие, как и от радиации, так и от других видов негативных воздействий. Так же все предварительно закинулись по горсти таблеток, и теперь мучались от изжоги.

Вертолёт стал снижаться. Медленно и осторожно как хищник он подкрадывался к точке безопасного приземления. Когда до земли осталось метров пять, Хранитель открыл дверь, запустив в кузов жуткий сквозняк и рёв лопастей. Он, внимательно наблюдая, скинул вниз несколько гаек.

- Давай ниже! - гаркнул сталкер сквозь гул лопастей.

Когда шасси коснулись земли, кабину изрядно тряхнуло, видно пилот нервничал, и превысил скорость снижения. Первым на "землю отчуждения" ступил Хранитель. Он, пригнувшись под напором воздуха, отбежал от вертушки, и досконально изучив приборы, велел высаживаться.

Кактус, бережно обняв рюкзак с дорогими приборами, вылез из кабины, и трусцой поскакал к своему проводнику. Ветер толкал его в спину, и Кактус осторожничал, что б ненароком не упасть и не повредить приборы. Пока он ковылял, его перегнал Дэрек. Американец как мальчишка, чуть ли не в припрыжку бежал на свидание с Зоной, на первое и возможно последнее.

-Идиот! - шепотом обругал Дэрека Кактус, благо тот по-русски плохо соображал.

- Согласен, - отозвался в динамике Хранитель.

Вертушка выкинула пассажиров и взмыла в небо, оставив лишь воспоминание о неприятном гуле лопастей. Хмырь и Глобус стали искать подходящее место для ожидания, ждать им придётся максимум сутки. Но это чисто символические подсчеты, так как и день в зоне мог стать вечностью.

- Дэрек, fallow me ( следуй за мной ), Иван идёшь за америкосом и держишь дистанцию в два метра, - распорядился Хранитель.

- With pleasure ( с удовольствием ) ! - весело ответил Дэрек.

- Не могу сказать того же, - пробубнил Кактус.

Тронулись. Пейзаж вокруг растелился спокойный и безмятежный. Вдоль дороги, по которой осторожно шагали люди, ползли заросшие поля. Местами на них проглядывались выгоревшие клочки земли, или просто прижатые к земле заросли. Когда-то здесь расстилались буйные заросли картошки вперемежку с коноплей, а теперь оставалось только гадать, что там растёт. Ветер, лихо, носящийся по простору, что-то тихо насвистывал, именно насвистывал, а не свистел. Мелодия была странной, спокойной и в то же время тревожной, будто это шептали духи погибших сталкеров, приговорённых навечно скитаться по Зоне вместе с ветром. Они шептали, как бы предвещая, чью то гибель, и Кактус невольно ёжился, как будто ветер нашёл щель в его скафандре, и стал задувать во внутрь, заставляя дрожать человека от резкого холода.

- Иван не трясись, это лишь страх. Не бойся до тех пор, пока я не разрешу, - прогудел Хранитель в динамике.

Как тот понял, что Кактус трясётся от страха, было не ясно. Иван Федотович тут же стал размышлять на эту тему, но его мысли быстро перетекли в другое русло.

Они петляли, как зайцы уходящие от погони. Шли будто по невидимым туннелям пещеры, которые причудливо извивались, от чего само собой появлялось ощущение, что они ходят по кругу. Но шли без заминок и происшествий. Казалось, Хранитель вел их по обычной земле, где нет ни мутантов, ни аномалий. Кактус начал было успокаиваться, но когда они в сотый раз сделали крюк через заросли и вышли на дорогу, Хранитель выпендрился:

- Дерек, look hear (смотри сюда), - сталкер покрутил в руке гайку, потом резко без замаха отправил её назад вдоль дороги. Пролетев, каких то три метра она как в стену врезалась, но не упала, а наоборот взлетела высоко в небо, и как счастливый американец не всматривался в даль, так и не смог определить, насколько высоко та улетела.

- May I(могу я)?- Дерек весело улыбнулся и протянул раскрытую ладонь, в которую тут же упала гайка.

И ещё одна железная слега улетела в сторону "комариной плеши". Но на этот раз гайка просто отскочила от неё и полетела обратно, и если б Хранитель не уронил Кактуса, то та бы пришлась ему прямёхонько по шлему. Ивана подхватила неведомая сила, над головой что-то вжикнуло, а из динамика уже сыпались извинения Дерека.

- Эх курва, не разу такого не встречал! - просипел сталкер.

- Что это было? - Кактус всё ещё лежал, пытаясь понять, что же произошло.

- Так маленький инцидент, всё в порядке вставай, пошли.

-I'm sorry, I can't even expect... (извините, я даже не подозревал…) - трепетал Дэрек.

- Silens(тишина)! - прошипел Хранитель и махнул рукой, мол, пошли.

Впереди показалась развилка. Перед отрядом на разбитом асфальте сидела комариная плешь, её было видно без приборов, асфальт был искорёжен и разломан, будто танк прогарцевал на этом месте вальс. Долго не думая, отряд спустился в кювет, и стал осторожно продвигаться дальше. Кювет был сухой и засыпанный пожухлой листвой, которая громко шелестела при каждом шаге, норовя выдать осторожных посетителей зоны. Хранитель шёл тихо даже гайки не кидал, и не трогал приборы, которые имели обыкновения трещать и сигналить. Они свернули на право по развилке. И тут же увидели человека в камуфляже стоявшего на асфальте. Человек тоже заметил их и поднял правую руку, этот жест означал желание вести переговоры.

- Сидите не высовывайтесь, - приказал Хранитель и поудобнее перехватив оружие, вылез из кювета.

Переговоры были короткие. Кактус не слышал, о чем они говорили, но незнакомец, в армейском камуфляже махал руками и куда-то показывал, потом он замолчал, сверля взглядом сталкера, оба молчали. Незнакомец сказал ещё что-то и, развернувшись, исчез в ближних зарослях акаций. Хранитель за всё время переговоров не обронил ни фразы, по крайней мере, так показалось Кактусу, так как он видел Хранителя лишь со спины.

- Кто это? - спросил профессор, когда сталкер вернулся к ним.

- Армейский патруль, идут на задание, нам, слава богу, не по пути, - объяснил Хранитель.

Примерно через пол часа накручивания петель и крюков они вышли к железнодорожному полотну. Там где дорога пересекалась с рельсами, стоял КПП. Маленькая будка накренилась градусов на сорок, будто кто-то большой давил на неё с боку. Так казалось из-за того, что поза её была более чем неестественной. По сути, она давно должна была упасть, но что-то заставляло её стоять. Хранитель направился к ней.

По мере того как он приближался к КПП, Кактус видел, что его фигура скашиваться в ту же сторону что и будка, он зажмурил и открыл глаза, но фигура сталкера так и осталась скощенной влево.

- Не боись, оптическая иллюзия, мираж, - успокаивал Хранитель.

Самое удивительное было в том, что искажалась только будка, но фон, на котором её было видно, был в полном порядке.

Слова сталкера не успокоили Кактуса, и он замер в полной нерешительности, наблюдая за кривой фигурой. Потом фигуру спонсора постигла та же участь.

- Иван, не тормози, живо ко мне, - сердито приказал сталкер.

Но Кактус лишь крепче обнял рюкзак и сглотнул набежавшую слюну. Потом он увидел, как Хранитель резво бежит к нему.

- Иван мать твою за ногу! Быстро за мной, - крикнул он, вскидывая пистолет автомат Калашникова с глушителем.

Пистолет нервно задёргался в руках сталкера, и лишь свист пуль вокруг, шелест травы и чей-то холодящий визг за спиной. Кактус как стоял, так и рухнул на землю, прикрыв руками голову.

- Вставай придурок! - и снова пули засвистели.

Кактус растерялся лишь на мгновение, он резко подскочил, и обернулся.

Из густых зарослей, молча как призраки, сыпались слепые псы. Тогда Кактус вскочил с несвойственной для его ученого тела ловкостью и побежал. А Хранитель всё стрелял и стрелял, метко, экономя патроны. Визг раненых собак быстро захлёбывался в густой тишине Зоны, ровно как топот трех пар ног. Когда профессор пробегал мимо будки, он чуть не упал. Мир вокруг исказился и странным образом поплыл. Но железная рука Хранителя не дала ему возможности упасть. Когда они выбежали из зоны искажения, мир на мгновение затрепетал, подобно лимонному желе и вновь приобрёл нормальные черты. Кактус чуть не сблевал.

- Иван держи, - крикнув это, сталкер на бегу кинул ему пистолет.

Профессор ловко поймал его, и тяжело дыша, прибавил ходу, пытаясь поспеть за Хранителем который уже поравнялся с Дэриком, во всю прыть удирающим вперед, и наградил его увесистой оплеухой по шлему.

- Get back in line (назад в стой)! - рявкнул он.

Дэрек от неожиданности замер, но, поняв, что к чему, побежал за сталкером, соблюдая дистанцию в два метра. За ними летел, не бежал, а именно летел Кактус. Его башмаки безжалостно топтали сухую траву, от чего за ним вился буро-жёлтый шлейф пыли.

Хранитель резко свернул, его взгляд был устремлён, на приборы, и датчики, а свободная от оружия рука как бы сама собой метала гайки. Продвигаться стали куда быстрее, но и псы сзади тоже не тормозили.

Тяжёлый утробный хрип приближался. Кактус не видел преследователя, но прекрасно чувствовал. Он, не смотря, закинул руку с пистолетом назад и выпалил всю обойму в предполагаемую цель.

- Иван, дурень не пали, не трать патроны, - бесновался Хранитель.

Вдруг сталкер остановился, встал как вкопанный, и стал наблюдать за часами, будто не от голодных бестий убегал, а опаздывал на свидание. Дерек чуть не налетел на него и тоже замер, оглядывая черное выгоревшее дотла поле.

- Чего стоим? - поравнявшись с ними, выпалил Кактус, и было, бросился вперед.
- СТОЙ!!! - что мочи заорал сталкер, так что в транслокаторе ученого динамик чуть не накрылся медным тазом.

Иван резко затормозил, но инерция была велика, и он упал, у самой кромки выжженной земли. Пистолет выпал и прокатившись по пеплу как мячик, и залетев за черную границу, звеня, разлетелся по деталям.

- Стоять бояться! - гудел Хранитель, - Ещё пять секунд.

Кактус вставая посмотрел назад, туда где не жалея сил, десятки голодных глоток рвались к своему желанному обеду.

- Четыре! - псы выстраиваются в колонну.
- Три! - звери выходят напрямую.
- Два, - оружие в руках Хранителя опять сотрясается, плюясь, горячим свинцом.
- Один! - псов не остановить.
- Пошли, - и сталкер бросается бежать через черное поле. За ним, не теряя времени даром, и его подопечные подгоняемы сухим хрипом, вырывающимся из оскаленных пастей преследователей.
- Быстрей, быстрей! Go, go, go! - подгонял проводник.

Слепые псы уже дышали в затылок ученого, но тут их накрыло. Казалось, что на плечи упал сто тонный груз, к голове резко прилила кровь, от чего та пошла кругом. Ещё три секунды и их головы бы взорвались как перезрелые арбузы, но они управились за две.
Бегуны вылетели из черного круга, оставляя за собой тучи встревоженного пепла, как будто все демоны ада гнались за ними, что было не далеко от истины. Кактус даже не обернулся, когда за спиной раздался звук рвущейся плоти. Они упрямо бежали, прочь от черной поляны ставшей кладбищем их преследователей.
Бежали они ещё не долго. Ведущий, остановился и посмотрел назад, поляну уже не было видно. Все трое мрачно замерли, напрягая слух, пытаясь предупредить всё ещё возможную опасность. Опасность миновала, частично...
Источник | Категория: Статьи | Добавил: Hardtmuth
Коментарии
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Войдите или зарегистрируйтесь