Страница 1 из 11
Модератор форума: FanG 
Форум » Творчество » Литература » Сталкер. Месть петуха (АУЕ. Заточка под ребро. Опускание на параше и многое другое.)
Сталкер. Месть петуха
Российская Федерация  RumataEstorsky
Пятница, 10.11.2017, 16:52 | Сообщение # 1
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Часть 1. Введение
Толчки. Ритмичные, один за другим, ощущение из воспоминания, будто вас качает теплым летним деньком отец на качели во дворе, все белеет, появляется легкое онемение на кончиках пальцев, вам кажется, что по вам бегает муравей, он щекотит шею. опять белая пелена, и резкая боль. Вы открываете глаза, но ничего не понимаете. Сырость. в воздухе сыро и слегка морозно. ГГ протирает ладонью глаза, на веках и бровях которых скопились уже успевшие затвердеть кусочки грязи. Пучок света, сквозь узкое подвальное окно, небрежно падает пятном на пол помещения, вокруг стены с облезлой зеленовато-синей краской, исцарапанные, надписей много, они разные, где-то видна боль, где-то отчаяние, одно можно сказать точно, здесь побывало много людей. Хотя, кажется, что в данный момент вы один.
Да точно. Вы слышите свое дыхание, легки озноб прошел по телу и вернул вас в бытие, мысли стали разборчивее и лаконичней. Надо встать. Желание прикоснуться к свету вызвало в вас взрыв энергии, где-то там в глубине клеток, что-то заработало, и ваше уставшее тело стало подчиняться. Вы начали вставать и тут же упали на пол, боль. Дикая боль сковала вас. Болело все тело. Вы машинально, ощупываете каждый клочок вашего тела сверху, с головы, и ощущаете, как то тут, то там, под легкими касаниями пальцев возникает обратная связь, в виде боли. Черт... Вы понимаете, что главный очаг исходит от ваших ягодиц.
Вы осторожно проводите рукой и нащупываете там, между ними, что-то твердое. Вы берете это и начинаете тянуть из себя, боль. Вы извлекаете кусок металлической трубки. Встав и держа трубку в руке вы подходите к свету. Вы смотрите на свое голое тело и понимаете, что оно напоминает детский рисунок, где небрежно, словно экспериментируя с цветами почти каждый участок тела покрыт разным цветом. Грязь, кровь, гематомы. Ваши пальцы похожи на руки человека, который вылез из зарытой могилы, ваш взгляд скользит выше по правой предплечью и вы видите татуировку.
Свобода. Свобода. мысленно повторяете вы, ваш разум снова вернулся к вам вы бросили резкий взгляд на трубку. Хромированная колба запаянная с одной стороны и с пробкой с другой, длиной дюймов 10, 6 из которых, судя по характерному рисунку побывали в вас. Вы огляделись, комната не большая, как кухня в хрущевках, в одном из углов, скрытом в тени лежала маленькая кучка тряпок, сталкер подходит к нему, фу..х ну и вонь, небрежно разгребая куском трубки из вашей задницы, вы понимаете, что одежда ваша. Карманы вывернуты, ничего нет. Дверь. Мелькнула мысль, где дверь? Оглянувшись по сторонам, напротив окна в тон окраса стен распологалась дверь. Металл. сказали вы сами себе, чуть надавив она поддалась приоткрыв щель в проему, откуда тут же окатило вас хоть и прохладной но вонью. Вы надавили сильнее и стали всматриваться в темноту, Подвал. Всплыла подсказка в вашем сознании, немного поразмыслив, вы решили уходить от сюда, прихватив с собой одежду, черт... а где же обувь? Да что вообще происходит, где я? Что со мной? Кричало ваше подсознание перебивая ритм вашего дыхания. Кричать нельзя. Нет. Без паники. Вы взяли вонючую охабку одежды в руку с металлической колбой и пошли вперед, шаря свободной рукой по сторонам, словно слепой, потерявший свою палку и вслушиваясь в свои ощущения. Холодная жижа и грязь, обволакивающая ваши стопы при каждом шаге рождало десятки страшных фантазий глубоко внутри вас, но вы продолжали идти.
Спустя десяток минут, вы кружа по правилу одной руки вышли к лестничному пролету, идущему вверх, ступая по нему, вы чувствовали как под вами то и дело появлялись то камни, то стекло, то пластиковые бутылки, пролет, еще один и ваши зрачки стали улавливать блики света. подойдя к двери вы останавливаетесь, садитесь на корточки и начинаете жадно шарить глазами в щели между досками двери, вам приходится щурится, яркий свет заставляет вашим слезам выступить. Да что же это все такое? Смахивая слезы вы спрашиваете сами себя. Тишина. По ту сторону никого нет, глаз цепляется за привычную картину мира, лавочка, трава, легкий ветерок колышет фантики конфет. Вы набираетесь смелости и толкаете рукой дверь...

Добавлено (10.11.2017, 16:52)
---------------------------------------------
Часть 2. Послание.
Товарищ полковник, сержант Пострыкало по вашему приказанию…. Тихо, тихо, Енисей, не шуми. Люди спят. Сержант тот час же запнулся и опустил вскинутую руку. Ты мне вот что скажи Енисей, прозвучал характерный голос, с хрипоцой, мелодичных, но жесткий. Все прошло хорошо? Так точно, товарищ полковник. Все как и сказали. Взял группу, только свои: Вахтер и Кедр, связались через наемника Антея с военными, встретились на блокпосту, доехали в сопровождении разведгруппы до поселка, осмотрелись, оставили посылочку. Маяк включил? Так точно. Это все? Суровый бездонный взгляд смотрел в душу… Чертов батя… Он что-то знает… Кто напел? Военные? Кедр? Был один момент товарищ полковник, запинаясь ответил Енисей. Что за момент? Спокойно произнес Полковник акцентируя ударение на моменте, вставая со стула из-за дубового стола. Возникла пауза, которая по ощущениям сержанта продолжалась бесконечно много, за это время он проклял все, и что не соврал, и что оказался тут, и что особо приближенный к бате. Да ничего такого, попался свободовец… НУ… просопел полкан. Ну, мы все как надо, взяли, допросили, пришили. Делов ноль. Хорошо. Это все? Отрешенно спросил Батя, словно был занят чем-то другим. Так точно. Кедр чувствовал как под бронежелетом, несмотря на ночную прохладу, по спине пробежали мурашки, а тельник взмок как половая тряпка. Ну, спасибо. Удружил. Увольнительная на 2 суток, тебе и парням, вот… Полковник достал из задвижки стола запечатанный конверт, и протянул его сержанту, отдохните. Сержант взял бонус ,убрал в разгрузку, вскинул руку и резко вышел. Уже на крыльце здания штаба он прикуривая сигарету, Енисей обратил внимание, что у него предательски трясутся руки, интересно, Высоцкий это увидел? Да точно увидел, он и не такое видит, черт, ну и набедокурили. Хотя… Свободовец точно не жилец. Енисей закурил следом вторую, посмотрел на здание бывшего магазина, где сейчас располагаются казармы, возле входа его ждали свои. Кедр и и громила Вахтер. Сержант направился к ним, с каждым шагом все увереннее. Сегодня отдохну, промелькнула мысль и Енисей улыбнулся. Как прошло? Спросил Вахтер, не естественно высоким голосом. Норм, сквозь зубы выдавил Енисей. Гуляем? Раздался голос Кедра? Вы никому ничего не говорили? Ты чего Енисей, возмутился почти юношеским голосом двухметровый гигант Вахтер. Да нет. Ничего, буркнул Енисей, пойдемте. Надо раскидать.
Выйдя на свет, вы ощутили большое облегчение. Все было как всегда. Жизнь кругом. В голове стоял дурман, слегка гудели виски, слабость заставляла сильно напрягать колени чтобы не упасть, взглянув на свою тень вам стало не по себе, еще чуть-чуть и я бы стал тенью. Сделав пару шагов вам пришлось сесть на горячий асфальт, оперевшись на лавку, и запрокинув голову назад, вы стали всматриваться в небо. Пить. Хочется пить. Постепенно боль уходила на второй план и проявлялись ощущения организма, который изнемогал от жажды, да и пожевать бы чего. Вы стали шариться по карманам, зажигалка, 13 центов, мятые спички. Нашивка оторвана, а где она?
Тут же словно разряд током, проскочили воспоминания, словно в тумане, черные армейские ботинки, вы смотрите на них, во рту кусок одежды. Вас раздирает боль, грудь сдавлена, тяжело дышать, в сознании собственный крик вперемешку со звоном и военный маршем. Блеск колбы. Вы вздрагиваете, косясь краем глаз на левую руку, вы видите под слоем одежду кусочек хромированной сферы, играющего с вами солнечными бликами. Положив его перед собой вы решаетесь открыть его… “Я бы не стала тратить на это время”. Произнес задорный звонкий голос ребенка, подняв глаза вы видите девочку, стоящую поодаль от вас с небольшим ведерком, класс 5, подумали вы про себя, подросла… Продолжая мрачно смотреть из под лобья, вы стараетесь не удивляться не внешнему виду испачканному в крови платьица девочки, посреди мертвого города, ни тому, что она вообще есть, на удивление нет сил, вам все ровно, Почему? Прошептали вы? Но ее уже не было. Взявшись крепко за колбы обеими руками вы как следует напряглись, крышка подалась и стала вращаться по резьбе. Оборот за оборотом вы ощущаете интерес к ней, следуя телодвижению рук, колба, с измазанным рисунком стенками, стала словно волчок поворачиваться, оставляя на ладонях рисунок и являя взору металлических блеск безжизненного металла.
На каком-то из оборотов послышался легкий щелчок внутри колбы, словно нажатие на клавишу мыши. Вы открыли крышку и в тот же момент она отскочила в сторону под действием внутреннего механизма, а так же в сработала хлопушка и в лицо ударили сотни мелких конфетти. Зажмурив глаза, через пару мгновений вы стали снова осматривать колбу. Вытащив от туда корпус от хлопушки новогоднего конфетти, вы увидели пыж, служащий первым отсеком для сюрприза. Что за театральность? Промелькнула мысль. Перевернув колбочку верх дном вы стали трясти ее, и через некоторое время, подавшись на инерцию, что-то стало там брякать, усиливая возвратно поступательные движения частота биения все уменьшалась, говоря о скором выпаде содержимого.
Секундой позже пыж выскочил и на асфальт, явя на свет его содержимое. Что за… Вы вновь почувствовали смежные чувства, смесь страха, звериного страха, в ощущением падения в большую яму. Как хороший удар в лицо увиденное заставило вас забыть обо всем, что было до этого. На асфальте под палящими лучами солнца лежали свернутый клочок бумаги, контейнер от детского киндер сюрпризы и синий кристалл. Вы ни разу в жизни его не видели, интуитивно понимали, что этот кусок преломляющего свет камня есть ответ на все. Он так прекрасен, он чист и девственен, он зовет вас, он то, что нужно для вас, для всех, он прекрасен, но он не целый, он часть чего-то большего, что должно быть единым, монолитным. Переведя взгляд с кристалла, взгляд пал на сверток бумаги, вы потянулись за ним и удивились, в руках у вас был кристалл, он сам там оказался, вы не хотели… он нужен. Подняв сверток сталкер принялся разворачивать его. Записка. Содержимое записки был словно второй удар, на этот раз профессиональный, точный, выбивая дух и сваливая в кому. Три слова. Всего три слова которые не значат ничего в целом мире, но тут в Зоне это приговор. “Харону” И подпись.” Высоцкий Долг” Нет ничего страшнее.
Харон-пугало, обличие смерти для всего живого тут, в Зоне, кто он и как он выглядит из ныне живущих по эту сторону не знает ни кто, может мертвые. Он-идеолог и предводитель, он фанатик. Он основал Монолит, он и есть монолит, за него сотни лучших, из числа приспешников, сложат голову не задумываясь. Второй. Это Высоцкий. Позывной, не фамилия. Бывший школьный учитель истории, так говорят, а ныне командир Долга, проклятые фашисты. Тоталитаризм и диктатура. Маньяки. Фашисткая идиология, ссэсовские методы допроса, вонючие подонки… в пылу откровенной ненависти вы припоминаете эпизод, как перед вами развалившись на стуле сидит здоровенный детина, в военной форме, и тельнике красного цвета, лоб его потный, волосы мокрые, на руке наколка, коловрат. Ваше тело дергается, кляп во рту мешает дышать, слюни свисают с губ. Давай Кедр, ты следующий. Детина улыбнулся, привстал, схватился за бутылку водки, плеснул часть ее на вас, часть смерил большими глотками из горла. Плавно подходя к вам, вы видите детали, расстегнутая пряжка ремня, он кладет свою огромную руку вам на спину и заходит за вас. Слышна музыка, она играет из телефона, какой-то марш, слышно как кто-то расстегивает ширинку, толчки. Ощущение, что вы качаетесь на качели…
От воспоминания, вы стали кричать, что было сил, но тут же осеклись, тяга к жизни сильнее ненависти, а кричать тут нельзя, в вслушиваетесь в окружающий мир, параллельно беря грязными руками яйцо от сюрприза, открыв его вы видите перед собой жетон и симкарту. Оглянувшись по сторонам вы заметили, что невдалеке лежит крышка от колбы, взяв ее вас как ошпарило, вот теперь точно конец. С тыльной стороны крышки располагался GPS маячок, вы видели его однажды, вы знаете, чей он, точнее кто за ним придет. В монолит сложно попасть, это закрытая, идейная организация, окутанная завесой тайн, вымыслов, баек, но одно точно, оттуда невозможно уйти. Каждый боец важен, каждый - единое целое и когда он погибает, братья находят его, по маяку, и забирают. Что происходит дальше, не знает никто, но это факт, и вот сейчас лежал под крышкой один из низ, и значит сюда давно уже идут. В лучшем случае вас просто убьют, в худшем… да куда уж тут хуже. Жетон скорее всего тоже принадлежал одному из них, Антей… Пора сваливать от сюда! Разломав треккер, вы спешно начинаете надевать на себя одежду, насквозь пропитанную потом, кровью, грязью и сексом. Распихав по карманам содержимое вы только было хотели уйти, как вдруг, почувствовали горький привкус смерти, разлагающаяся плоть. От запаха у вас закружилась голова, а желудок инстинктивно стал сокращаться, но рвать вас нечем. Как можно быстро и тихо вы прошвырнули в подвал, прикрыв за собой дверь и сев на корточки осторожно припав к щели между досками. Шли мгновения, в давящей на уши тишине послышались еле уловимое шарканье. Запах разложения усиливался…

  Злобная реклама
Пятница, 10.11.2017, 16:52
Статус:
Сообщений: 666
Регистрация: 28.06.2017
Российская Федерация  Mpako6ec
Пятница, 10.11.2017, 17:22 | Сообщение # 2
Статус:
Неопытный:
Сообщений: 446
Награды: 2
Регистрация: 17.03.2017

Надо делать мод!
Российская Федерация  RumataEstorsky
Пятница, 10.11.2017, 17:25 | Сообщение # 3
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Mpako6ec,
Продолжение опасных приключений бравого Свободовца следуют
Российская Федерация  BeeRsek
Пятница, 10.11.2017, 17:35 | Сообщение # 4
Тайна Зоны: История Стрелка
Статус:
Опытный:
Сообщений: 1210
Награды: 5
Регистрация: 24.01.2011

Цитата Mpako6ec ()
Надо делать мод!

Ну так вперед)
Российская Федерация  RumataEstorsky
Понедельник, 13.11.2017, 17:39 | Сообщение # 5
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Часть 3. Встреча.
Смрад будто шел вместе с лучами солнца через щели в двери, вы крепко зажали нос и стараетесь дышать ртом, мысленно контролируя каждый вдох, две секунды вдох, три секунды выдох, две сек… ваше сознание снова вернулось к вам, так как на сетчатку глаза стали попадать фотоны, отраженные от этого. Вы понимали, кто придет, но не знали, сколько их, один. Зомби. Несмотря на то, что в зоне вы уже 2-й год, уходить одному дальше поселения Свободы никогда не решались, героем вы не были, они тут долго не живут, скорее, разве что как легенды и сухая статистика, что на одного героя, о котором складывают байки, приходятся с десяток неудачников, да и чего греха таить, даже герои умирают в аномалиях или заживо съедаются стаей бродячих собак, кричат они также, страшно. Громко. Пронзительно, срываясь на визг вперемешку с захлебываниями от крови, вызванными внутренними кровотечениями. Что нас всех тут держит…
Хотя всем известно, что. Но как бы что не было, зомбированные не самая страшная беда, ни они ни ходячие, все-таки медлительны, скорее отличная мишень, слышал Долговцы, будь они прокляты, так натаскивают своих, заводят в заброшенное помещение с мешком на голове, дают нож и выходят. А посвещяемый должен выйти, в 90% случаев ему по пути попадается зомби, три-четыре, иногда что по страшнее. Хотя с предателями они жестче обходятся, Азот говорил что Высоцкий сдирает с них кожу под ударной дозой дури, чтобы не умерли от боли, а потом отпускают, хотя я ему не верю, откуда ему знать? Скорее просто шлепают. Черт.
Убить зомби хоть и не сложно, но нечем, я пуст, что делать? Внимательно присмотревшись, вы увидели, что у зомби нет рук, точнее наполовину, скорее всего, еще на ранней стадии зомбирования, ему их обглодали, или оторвали, пойми пойди. Все таки странная вещь природа, куски плоти висят, гниль, а он стоит и ждет чего-то. Погоди… Кажется… Да, точно, где-то тут были бутылки, я помню, я шел по ним. Вы стали тихо, на цыпочках ступать вниз по лестнице, обшаривая ладонями пол, нащупав бутылку, вы радостно ее взяли и медленно поднялись к двери. Так, выхожу. Бью. Бью. А там по обстоятельствам. Четыре метра, подкрадусь и, что есть силы, вкачу по нему. Вы собрались с духом, медленно открыли дверь и только сейчас поняли, что страх начинает сковывать ваши движения, вы пытаетесь продумать каждый шаг, удар, уже на ходу, но ваш мозг сопротивляется, страшно… Поровнявшись с этим вы что есть силы бьете его по голове, даже будто не заметив препятствия, бутылка разбивается, выломав приличный кусок кости с головы этого. В опешили. Словно в смятении вы просто выпучили глаза не понимая, что делать дальше, порождение слегка шатнулось и стало медленно поворачиваться, мелькнула нашивка наемников, он повернулся к вам лицом, или по крайней мере тем, что от него осталось и безжизненный взгляд серого стекла устремился на вас.
Немая сцена. Со стороны казалось что встретились давно не видевшие друг друга прохожие, ища в знакомых чертах лица сходство с одним из близких, или родных. Вокруг головы, словно пояс астероидов вокруг планеты, носились мухи, куски истлевшего мяса, давали им свои сигналы, своё стимул тут быть. Ну и вонь. Вдруг тело стало шататься и заваливаться на бок, голова неестественно подалась вбок, а потом и вовсе разлетелась, обдав вас сотней каплей разлагающейся плоти и гноя. В сознание словно из под воды стал проникать звук выстрела, дробь… Спустя несколько секунд к подъезду подошли несколько человек, вы видели лишь силуэты, все стало расплываться, белеет, так приятно, хочется просто поспать, вы чувствуете как заваливаетесь назад и абсолютно уверены что с улыбкой. Удар. И снова вы тут, дома. У вас день рождение, сидят много родных, ваша сестра дарит вам свитер, она еще маленькая, и связать его не могла, скорее всего, это бабушка, но дарит его она…
Вы смотрите влево, потом вправо, снова влево, снова вправо, ничего не понимая вам сестра плескает в лицо лимонад, который по случаю торжества был налит в ее красивую кружечку, влево, вправо, движения становятся напористыми и сильными, сон пропадает, вы видите как в белой пелене мелькает что-то яркое, Очки ты его гладишь шоль? Слышите вы… Зрение начинает фокусироваться, вы видите как перед вами человек в очках с роговой оправой и затемненными на половину линзами хлещет вас по щекам.
-кажысь очнулось чучело, Очки, хватит, уймись.
Визави перестает вас молотить, не преминув в последний раз небрежно щелкнуть по подбородку тыльной стороной ладони, на которой красовался перстень.
-Баня подыми его
-А че сразу Баня?
-Давай не ной
Вы наблюдаете лежа, как 5 человек одетых скорее как мародёры переговариваются между собой.
К вам подходит человек, в спортивных штанах и кепке, на плече у него висит 16 калибр, обрезной, что ствол, что приклад, карманы оттянуты, одежда поношенная, зубы в перемешку золото со сталью, выглядит худощаво и вытянуто, нос вытянут в виде капли, кожа желтого цвета.
-Слышь Кабан, я этого чепушилу трогать не буду, масть он нутром чую. Слышь зяблик ты что за такое, чьих будешь?
Вы пытаетесь ответить, но сил у вас не абсолютно, вы с трудом приподымаетесь и садитесь, вы находитесь на какой-то строй площадке, вокруг бочки и битые кирпичи, железобетонные плиты и окна в стиле заводов 80-х из линзы Фринеля.
-Слышь кабан он не отупляет.
-А ты попроси его, Баня, вежливо, может он что и напоет.
-че я фраер что ли.. он воняет как парашник, за такого никто башлять не будет.
-Ладно, кидай его в багажник Здохнит, хрен с ним, выживет посмотрим.
Вы подымаете глаза и встречаете взглядом несущуюся на вас подошву сапога.
Темно.

Добавлено (13.11.2017, 14:26)
---------------------------------------------
Часть 4. Положение вещей.
Затекли колени, поигрывая мышцами голени он заставлял кровь хоть как-то разогнать застой, от долгого нахождения в такой позе. Уже с час, стоя на коленях со связанными в локтях и кистях руками о подвязанными кверху. На голове мешок из грубой ткани, в таких в обычной жизни обыватели деревенские возят картошку, со лба по носу течет пот, пропитывая и без того влажный кляп, небрежно, скорее вбитый, в рот. Тело ломит. Особенно в плечевом. Это конец.
- Знаешь.. (послышался знакомый властный голос) Енисей, сложный механизм может работать, только когда все его части идеальны, они хорошо изготовлены мастером, находятся на своем месте. Щелчок. Этот щелчок-звук закрывающейся крышки карманных часов Высоцкого. Только такой механизм, скрытый от обывателя, радует его безупречной работой. В мире есть много вещей, помимо Зоны, которую я, тут пытаюсь искоренить, одно из них-ложь. Так как ложь это предательство. Величайшие империи и их обладатели канули в неизвестность, благодаря лжи. И я не посмею сломать Долг.
Послышался шорох, резкий звук знакомый стрелкам, трение пистолета о кобуру, в ту же секунду снятие с предохранителя и глухой звук затворной рамы, ознакамливающий, что патрон в патроннике, небрежное приставление среза дула ко лбу. Я тебя накажу Енисей, но сначала, ты мне все как следует расскажешь. Мешок слетел с головы. Помещение очень даже знакомо. Это подвал, в котором обычно решают вопросы, тихо, громко, все равно, сюда никто никогда не зайдет, шум исходящий от сюда пугает даже самых опасных зверей. Вариантов нет. Надо бежать, пусть лучше пристрелят. С этой мыслью Енисей постарался напрячь мышцы, но они не отвечали. Высоцкий, кивнул куда-то за спину сержанту и его тот час же подняли и отстегнули от крюка. Две фигуры, одна из них Шкипер, другая наемник-Антей, поволокли его в соседнюю комнату. Сержант искал в себе силы сопротивляться, но крепкие путы и отсидевшие конечности ставили крест на его жизни. Его завели в комнату, насквозь пропитанную смертью, на полу лежал Кедр, точнее это его части тела, как и его потроха, которые он ел. Рядом, кажется подавая еще признаки жизни, лежало тело без кожи на спине и со скальпированными носом, ушами, пальцы левой руки неестественно смотрели в сторону предплечья, а стопа была раздроблена. Вахтер…
Словно не давая опомнится тут же прозвучал выстрел и локоть пронзила боль. Енисей закричал, кляп сдерживал весь напор, однако даже с ним, стон как боксерский гонг оповестил о начале разговора. Высоцкий сел напротив Енисея и глубоко посмотрел в его глаза. Было слышно как скрипит кожаная обувь от напряжения, кровь заливала рукав и руку, он посмотрел так понимающе, по отечески, прижал пистолет к противоположному плечевому суставу, сержант даже не успел подумать, как лопатка вылетела наружу.
-развяжите.
Кто-то наступил на спину и разрезал ножом веревки не особо церемонясь, срезав заодно часть кожи с мясом от ладони.
- Вколи ему. Он не должен сдохнуть раньше утра.
Чьи-то руки повинуясь голосу достали УКС и вкатили по разу в раны, через несколько секунд стало понятно, что состав закупоривает, очень небрежно отверстия, добавляя новую порцию боли. Следом пришелся укол в шею.
-Классная вещь. Этот препарат. Знаешь Енисей, он входит в стандартный набор каждого солдата Монолита. Они его колют, когда уже смертельно ранены, он их оживляет, мобилизует, не дает умереть еще очень долго, позволяя выполнять поставленную задачу. Достать не так просто, но как видишь, для тебя мне не жалко. Я же тебя просил, расскажи, все как было, а ты решил меня обмануть, а тем не менее, та посылка была очень важна, Высоцкий встал, положил пистолет на стол, вокруг были некогда оштукатуренные кирпичные стены, толщиной рядов в шесть, несколько маленьких окон, больше похож на бойницы 18века, наверху горела лампочка, ват на 60, не более, на столе лежали куча инструментов, которые в обыденной жизни вызвали ряд вопросов, но тут это помощники для скульптора по телу, они помогают понять и услышать, отсоединяя, вырывая, скальпируя и много что еще. Та посылка-это пропуск, на новый рынок. Понимаешь, все это Долг, обязанности, защита людей от Зоны… Это давно не так. Есть более важное, чем ты, я, Долг, сюда давно уже идут игроки больше и крупнее, тут уже сидит весь Мир… С этой фразы Высоцкий достал Сигарету и прикурил. Людям очень надо то, что есть там, по показал пальцем в сторону… Но там, есть Харон. Пойми. Он фанатик, как и я, и с ним тоже можно договорится. То что там было-наш билет в будущее, мы должны были договорится о проходе, беспрепятственном в течении года, мы бы свободно носили грузы, туда смертники, обратно технологии, они нужны всем, все в доле, но только один может быть главный, когда главных несколько это анархия, а там, он показал палец вверх, уже ждут.
Глубоко затянувшись, Высоцкий выдохнул в лицо Енисею, тот инстинктивно закрыл веки, а когда снова открыл в его глаз с силой по вторую фалангу зашел окурок. Сержант замычал и стал с силой мотать головой в стороны, пытаясь скинуть с глазницы окурок. Высоцкий поставил ногу на простреленное плечо и с силой рванул за кляп. А теперь я тебя слушаю Енисей…
Перед тем, как Енисей умер от болевого шока, вызванного многочисленными унижениями, и вычитанием самого себя, он успел рассказать все. И как попался им Свободовец, и как они с его группой над ним издевались, словно тасуя карты менялись и люди и действия. Как он кричал и просил убить его, когда они менялись раз за разом, как пытался откусить себе вены. Как они его “убили” и оставили послание. Енисей умер на рассвете, чуть позже Вахтер.. Высоцкий долго думал смотря на расстеленную в своем кабинете карту Зоны, с многочисленными правками и затертостями, где-то какие-то цифры, где-то позывные, на некоторых сияли рубежи контроля земель, блокпосты и границы аномалий, на краю угла стоял остывший чай, а за окном лениво подымалось солнце.
Придется отбивать. Произнес Высоцкий. Он поднял телефон и сказал, Янтарь, договорись о встрече на пустыре. Да. С Антеем и Мартином из вояк. На сегодня. Максимум завтра. Отбой.
Сев обратно в кресло он подумал о том, что на днях придется сходить к бандитам. Вылазка будет удачной, он все спланировал, выжившие только в оптимистическом плане, слишком дурная слава нам не нежна, скорее всего придется зачищать под ноль.

Добавлено (13.11.2017, 17:39)
---------------------------------------------
Часть 5. Безразличие.
Некоторое время спустя, вы открываете глаза от громкого прерывистого звука сирены, которая надрывно из громкоговорителей оповещала о приближающемся выбросе. Оглядевшись по сторонам вы увидели много людей, они побросали свой обычный уклад жизни и сгруппировывались группками по три-пять человек всматриваясь в различные окна, находящиеся на уровне двух метров. Где я? Словно в воздух самому себе произнесли вы. У бандитов. Тихо ответил вам человеческий голос, доносящийся из под тряпок, в противоположном углу вашей камеры. А что они делают? Спросили вы кивая на группы людей. Куча одежды зашевелилась и присев обратила на вас свое лицо, это был мужчина лет сорока-сорокапяти с испещрённым шрамами лицом и двухнедельной небритостью, слегка грязным, но твердым взглядом.
Развлекаются, там на поверхности. Тотализатор. В яме сидят три человека, когда начинается сирена, клеть сверху открывают, в яму кидают заточку, камеры снимают происходящее, до первой волны минуты четыре, дальше все, в лучшем случае Зомби, в худшем – вскипают глаза, кровь, мозги. Дают возможность выжить. Одному, надо только завалить всех и выбраться по трупам, хотя… дальнейшая жизнь… тут будет уже другой. Вы прислушиваетесь к шуму на улице, сирены стихают… На, произнес мужик, это тебе просили передать, когда ты придешь в себя, он протянул вам грязную бутылку с водой и кусок хлеба. Вы тут же взяли еду и принялись жадно есть, запихивая в себя практически не жуя куски хлеба и запивая не лучшим качеством воды. Со стороны улицы послышались крики и ругань, было слышно как люди начинают рвать друг друга в борьбе за приз-заточку, билет в жизнь, слышится визг, потом крик, постепенно все стихает. Через мгновение слышно как кто-то барабанит руками по металлу и кричит впустите. Он орет, в какой-то момент его голос стихает и он начинает как простывший пёс с сорванным голосом скулить о пощаде. Вдалеке словно раскаты грома послышался приближающийся выброс, люди, которые еще недавно примкнули к окнам, в спешке отринули от них и залегли на пол. Постепенно комнату наполнил розоватый свет, стало пахнуть озоном, а волосы на одежде ощущать наэлектризованность, земля стала подрагивать, поднялся ветер, стук в дверь усилился, но ему никто не отвечал. Смертник. Произнес кто-то в стороне. Он выиграл, но проиграл. Может так и к лучшему. Да. Ответил кто-то ему, участь у всех нас будет не лучшая. Раздался оглушительный взрыв, следом за которым поднялся визг, будто кто-то перевозит огромный лист железа по бетону. Стуки в дверь стихли… Что тут происходит? Спрашиваете вы? Кто вы? Мужик некоторое время смотрел на вас не понимая, зачем вам все это, но все же ответил.
Чекан. Одиночка. Пробирался в Припять, хотел разжиться, шел через Монолитовцев, угадил в капкан, он приподнял ногу, на которой только сейчас вы увидели замотанную в тряпье культю. Они хорошо держат свои границы территории, а где не хватает людей, расставляют ловушки, вот это медвежий, секануло так, что я не сразу понял почему упал, думал ломом кто по ноге ударил, ан нет. Ну, я жгутом перетянул и возвращался обратно, по пути встретил этих, вот, уже две недели как тут. Продавать меня не стали, работаю тут, что скажут за паек. Я теперь прокаженный. Особая каста, у них все по другому, меня трогать в западло. Тут у них главный, слыхал мож небось, Базарганом кличут. ВОР, еще там за контуром, его на сходке сюда рулить поставили, он снабжает своих на большой земле артефактами, дурью, которую тут никто не контролирует, держит тут, присматривает за делами там, здоровенный детина, Зона с ним тоже обошлась, похож он на ходячего, разве что живой, ни волос, ни боли, ни страха.
А что тут происходит? Перевал тут. За одно схрон и общак. Место глухое, кого надо купили, других запугали, чуть что, им уже все известно, да и деньги нужны всем. А тут, вон посмотри вокруг, вы оглядываетесь и видите кругом с десятка два таких как Чекан, только по целее, большую часть продадут. Кого-то в Долг, на Арену, некоторых на поля, пробивать дорогу через капканы или аномалии, другие на утеху тут, или на обслуживание местных, им зашквар тут убираться, чистить, мыть, готовить. Активистов к себе в стукачи, держать настроение. Иногда приезжают вояки, иногда какие-то люди, похожие на высоклобых, все берут один и тот же товар- Людей. Выброс стих. За окном стали появляться голоса, слышна очередь из пистолет –пулемета. О… Сказал Чекан. Зомбированного решанули. Через некоторое время со стороны двери послышалось бряцанье ключами и тяжелый засов издал протяжный стон.
В комнату зашел человек, на лице которого излучала натянутая улитка, ща по нарам баклажаны и закатился смехом, в руке он держал ПМ и нервно мотал им из стороны в сторону, тыча и изображая что сейчас стрельнет. К нему тут же подскочил кто-то из толпы и извиваясь как уж стал говорить, Тощий, вы мне паек а я вам информацию, не томи Тухлый, ботай че да как, а там посмотрим, Тухлый тут же рассказал, что происходило в камере за день, Тощий послушал, кинул банку шпрот и пригрозил ему пистолетом. Тухлый сразу скрылся в противоположной углу, а Зэк примяком направился к вам. Вставай тело, пахан видеть желает. И , словно в знак важности сказанных им слов, он небрежно пнул вас по ногам кирзовыми сапогами.
Вы встали и пошатаваясь двинулись в дверной проем. Следом был еще один удар, напоминающий, что вперед паровоза бежать не стоит. Засов лязгнул и вы пошли по коридору, мимо таких же комнатушек с запертыми дверями, пока шли, вы насчитали их восемь, снова лестничный проем, знакомый по подвалу в заброшенной хрущевке, за ним открылась картина напоминающая сцену из старых фильмов про индейцев. Куча бараков, некогда то-ли складов, то-ли казарм, окруженных частоколом из колючки и вышками. Слева виднелась яма, чуть по одаль несколько из работяг вытаскивали трупы из нее и оттаскивали за периметр, территория не маленькая, метров двести пятьдесят на триста. Справа особняком стоял двухэтажный кирпичный дом с высокими окнами с лепниной, вокруг то и дело сновали люди, открывались ворота гаражей.
Вас повели к барскому дому, ступая по лужам вы ощущаете прохладу и сырость, холод заставляет по долгу не задерживать ноги на земле. Остановившись вы тут же стали переминаться с ноги на ногу. Через минут 20 вышло из барского дома человек восемь. Среди которых резко выделялся один здоровяк с безмятежным выражением лица и с отсутствием бровей и волос на голове. Кто ты? Слегка с акцентом произнес Базарган. Вы посмотрели на него и вам тут же, прилетел удар с ноги в грудь, от невесть откуда взявшегося Зэка, которого вы уже видели, Очки. Вы упали, полностью погрузившись в лужу, встав, с вас ручьем потекли остатки грязи и воды, Пахан спрашивает, что ты за чудо, повторил Очки. Митька Малой из Свободы… Ответили в пол тона вы. Откуда у тебя это? Спросил Базарган достав из кармана плаща кристалл и колбу?
- Не знаю… Ответили вы и тут же в вас прилетел еще один удар под дых.
-Я, я правда не знаю, я очнулся, а это уже у меня, обстоятельства находки вы решили умолчать, во избежание не понимания.
-К петухам на свинарник его, пусть определят, да приголубят, после на парашу оформить, потом порешаем. Сказал Лысый и развернулся. Очки что-то крикнул на фене и к вам подскочили сразу несколько людей, взяв под руки, повели прочь.
Звонок от того номера застал Высоцкого по пути из погранзоны в часть. Высоцкий, раздался на удивление знакомый голос. Это Базарган. У меня твой товар. Я хочу поговорить о делах. Вероятность попадания этой симки не в те руки крайне мала, подумал Высоцкий, Енисей не мог подвести, или мог?... Я слушаю тебя БазА. Коротко ответил Высоцкий. После минутного разговора он сказал, да, так и сделаем. После чего скинул звонок. Набрав по мобильному номер Янтаря и спросил где Енисей? Выслушав доклад он ответил, приведи в зал для разговоров с его ребятами, сегодня же…

Украина  DemonShrams
Понедельник, 13.11.2017, 23:31 | Сообщение # 6
Статус:
Бывалый:
Сообщений: 781
Награды: 9
Регистрация: 21.10.2012

smile "Сталкер. Месть петуха" wacko Ну из-за название создалось негативное впечатление. Настолько, что даже прочесть не соизволил.
Российская Федерация  Modera
Понедельник, 13.11.2017, 23:47 | Сообщение # 7
Статус:
Бывалый:
Сообщений: 640
Награды: 6
Регистрация: 06.07.2012

При виде этой темы, да ещё и с постом от DemonShrams, я думал тут новый трэшовый мод.
Российская Федерация  RumataEstorsky
Вторник, 14.11.2017, 09:10 | Сообщение # 8
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

DemonShrams,
В целом тут все так и есть, так что для детской, неподготовленной психике вход заказан

Добавлено (14.11.2017, 09:10)
---------------------------------------------
Modera,
Точно, где же ему быть, как не в разделе литература. Вы не со Свободы? Обычно там люди слабые на мозговую деятельность. Аномалиями последнее скурили
Сообщение отредактировал RumataEstorsky - Вторник, 14.11.2017, 09:10
Российская Федерация  AzzzA
Вторник, 14.11.2017, 09:37 | Сообщение # 9
Clear sky: Время перемен
Статус:
Опытный:
Сообщений: 3933
Награды: 11
Регистрация: 14.08.2012

RumataEstorsky, Норм рофл. Это на годовщину сайта подарочек?
Российская Федерация  RumataEstorsky
Пятница, 17.11.2017, 17:11 | Сообщение # 10
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

AzzzA,
так, проба пера, ищу себя в жанрах, сложно держать стилистику каждого героя, для этого надо много времени, а так же выдержку по эпизодам и не стыковкам в сюжете, так сказать дыры. А вообще, если не поленюсь, а я думаю, что нет, обязательно попробую удивить искушенного сталкера, добавлю новаторской идеи, подхода с огоньком, особенно к любимым ребятам из Свободы и конечно же силу земли. С праздником.

П.С.
Нет, ребята, я не гордый.
Не загадывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

Добавлено (16.11.2017, 16:31)
---------------------------------------------
Часть. 6 Замысел.

Мертвую тишину южной дороги от базы Долга разрывали рев двигателей. Шесть машин черного цвета с красной полосой и вымпелами группировки выкидывали из под колес клубы дыма. Головная и замыкающие Рыси, подарок от влиятельных из обычной жизни, конечно не за просто так. Не БТР, но бронированы неплохо, в купе с КПВТ в базе, могли уверенно подавить хорошую огневую точку. В середине колонны- некогда армейские Патриоты и КШМ на базе Тигра, в котором находился Высоцкий и особо приближенные. В турели за КПВТ в тяжелых шлемах и наушниках стояли бойцы, колонна шла на пустырь. Идеальное место для разговоров, схронов, переброски материалов, на север от него Долг, Южнее территория официалов с многочисленными блокпостами и ограждением.
Восточней километрах в двадцати – Наемники. Со всеми ними Долг был в отличных отношениях, тут вообще давно все поняли, что лучше дружить и совместно работать, чем воевать по идеологическим причинам. Стычки происходили редко, любой конфликт решался по звонку. Через минут тридцать головная стала сбавлять ход, давая понять, что уже на месте. На пустыре, среди морских контейнеров труб и бетонных блоков стоял ЗИЛ вояк, с раскинутыми в небо мачтами радиосвязи и телеметрии, поодаль стоял 80-й, было видно как командир группы раздавал какие-то указания солдатам, вооруженных снайперскими винтовками и пулеметами, после не продолжительного разговора они разошлись кто-куда. То тут, то там, по периметру территории вспыхивали блестки оптики от снайперских винтовок, периметр оцеплен, все готово. Последними подъехали на переделанных с гражданских Хамерах Наемники. Высоцкий вышел с планшетом, махнул рукой и пошел в направление к кунгу радиосвязи.
Проходя мимо БТР он заметил военного, глядящего в монитор на котором черно-белой картинкой с высоты красовалась поляна пустыря.
-Гляжу приобулись, сказал Высоцкий в сторону Офицера, на вертикальном пагоне которого красовались камуфляжные три звезды полковника,
- так точно ответил полковник. Статная фигура с гладковыбритой кожей протянула ладонь. Они пожали руки. Машина отличная, военторг привез, осваиваем, так то вообще много что изменилось, с тех пор как научились предсказывать выброс. К ним подошел третий. Ярко отличавшийся обмундированием от всех, -Шелест, мое почтение, произнес Высоцкий. Облаченная в НАТОвский костюм с немецкой разгрузкой, американским бронежелетом пятеркой и системой полного обеспечения фигура, подняла очки на шлем и отодвинула активные наушники. Сняв палец со скобы висящего на спец ремне ТАР-21 Шелест молча протянул руку для приветствия сначала Высоцкому, потом Полковнику Штилю. Через мгновение, прислушавшись он поднял глаза к небу и заметив беспилотник, произнес. – Орлан. Не плохо.
–Да вот работаем, ответил Штиль. -Нам бы что- такое сказал Высоцкий. –Можем подсобить, ответил Шелест, можно привезти израильские, за отдельный транш, кстати, как вам прошлая партия? Приподняв уголки губ Высоцкий ответил -отлично. Без нареканий, думаю стоит будет обкатать в реальном бою, к слову по этому поводу я вас всех и собрал. Серый взгляд Шелеста уставился на командира Долга.
–Тут вот в чем дело, забрать надо, кое-что у Базаргана, за одно почистить, там сям. -Зачем? С удивлением спросил Шелест. БазА хороший клиент, хоть и со странностями. –Он был хорошим до того, как над ним поработала Зона, сейчас он уже даже у своих вопросы вызывает, ответил Высоцкий. – всех нас Зона изменил, так или иначе, философски ответил Шелест. –А терять хороший канал сбыта, не хочется. –Да ты не переживай, свято место пусто не будет, сходняк опять поставит, База уже не от блатного мира, он беспредельщик.
–Его беспредел так же приносит свои плоды, и насколько мне известно, Долг с этого имеет львиную долю. Уколол Шелест
–Тема такая, есть вариант открыть дорогу.
–Куда? Сухо спросил полковник?
–Туда. Так же сухо отрезал Батя.
–А откуда?
–Отсюда кивком показал Высоцкий в сторону баз военных. Да ты не переживай, там все сделаем чисто, через Наемников все выведем и отмоем, каждому свои проценты и выгода.
–Обернется мне эта выгода… Произнес полковник почесывая изуродованной шрамами рукой подбородок.
–Все решим, есть люди, из генштаба и пара политиканов, сидят высоко и сыто.
–А проблемы? Перевел взгляд со штиля на Высоцкого Шелест.
–Никаких проблем быть не должно, последнюю фразу Высоцкий произнес по слогам.
–Все как три года назад в Депо.
–И как по твоему мне об этом твоем плане доложить? Я же людей поведу, они под присягой. А тут как косой пройтись… Нахмурив брови сказал из под лобья полковник.
–Возьми нужных людей, остальным придумаешь, я подсоблю, через кремлевских придет запрос на ликвидацию банд формирования, курировать будет генштаб, в общем все понимаешь. медальки, ордена, конверты. Слегка с высока отрезал Батя.
– Зачистить банду это одно, а вот с зачисткой территории это другое, светится нельзя, нужен козел отпущения. Как в депо. Произнес Штиль и кивнул в сторону нейтралов, ученых, одиночек и Свободы.
– Все уже продумано. После зачистки активируем бомбу, грязную, 3кг тротила и одна бочка с отходами, лет 200-300 туда никто суваться не будет, даже в спец костюмах и большим желанием. Спокойно произнес командир Долга.
–Сколько их у тебя? И где взял? Спросил Штиль…
-Пара есть, еще из первой партии, тех времен, когда салагой тут бегал,а мировая общественность с вояками и учеными на могильник везли отходы с реакторов, влетели в жижу, она там таких делов наделала, официалы предпочли умолчать, мол, все похоронили, закопали, можно не переживать, проект закрыли из-за проблем с местной фауной, якобы, а как бочки разрывало и раскидывало, мама не горюй, вместе с людьми и машинами, тогда карт еще не было, ничего особо не знали, а тут она, вылезла, неучтенная. Повезло не многим… Многозначительно посмотрев на руку полковника сказал Высоцкий. – Про всё забыли, радиация там будь здоров, но пару бочек со временем нашли, видать краем жижы цепануло, и выкинуло… да, сильно повреждены, но целые. Хватит одной на небольшой квадрат. Добавил Высоцкий.
-Сколько надо штыков? Спросил полковник.
-Основной костяк операции-наши тяжелые. 3 Взвода. Военных, при этом слове он включил планшет и активировал снимок карты с базой Базы, по периметру, вход выход, никого не пропустить, кто в леса, пусть бегут, там без вариантов. Ребят двадцать, плюс техника…
-Можно и это задействовать, подняв глаза предложил Шелест
-А чтобы и нет. Согласился Высоцкий. Плюс техника, нужны те ,что ты мне привез еще, штуки три, работать будут ваши. Плюс мелочевка для работы ночью, саундмодераторы, ИК прицелы, очки. Работу по дезориентации начать, у БазЫ везде есть уши, вот кинуть слух, там, сям, что Долг на Свободу пойти хочет, отбить сектор Б4. Плюс ко всему, ваши, он посмотрел на Шелеста, будут работать внутри, надо будет достать кое-что, и найти, это…
-Что ищем? Отрезал Шелест
-Кусок монолита, 234грамма, сорок восемь миллиметров в длину.
-Присвистнул Шорох. Это то откуда?
-Сколько? Перебил Шелест
-30% на вас от общего канала
-Я работаю по предоплате. Возразил Шелест.
- Не вопрос. Согласился Батя.
- И все же, откуда он у тебя? Не будут ли проблемы, с… монолитовцами. Обронил Штиль.
- Так далеко они не ходят, Да и знать не знают про него. Хотели на разговор выйти, не фартануло…Он к ним попадет, и все будет, договоримся. Ответил Высоцкий дав понять взглядом, что на первый вопрос отвечать не намерен. Подробности по секретке, через ваш спутник, ориентировочное начало операции, ночь пятого дня после очередного выброса.
Механический глаз Орлана зафиксировал как главные пожал руки остальным, отдал приказ отбой и военные стали собираться, через двадцать минут их уже не было, еще через час разошлись Наемники и Долг. Привычная тишина тут же ,как простыня, накрыла этот пустырь, пыль осела и от былого наплыва людей не осталось и намека. Высокая трава, ласкавшая приграничную зону от леса к опушке стала расступаться, образуя, словно неширокий ручеек, ближе к выходы на поляну он стал, разрастаться в разные стороны, рисуя сверху причудливый узор ствола дерева с пятью ветками. Но этого Орлан уже не заснял, так как команда оператора о возврате на базу пришла раньше.

Добавлено (17.11.2017, 17:11)
---------------------------------------------
Часть. 7 Воздаяние
Вы сидите в тесном углу подвальной комнаты, общей камеры. Прижавшись спиной к двум углам и дико взирая на окружающее глазами раненного зверя. Подвальный полумрак отделяли маленькие островки света, от двух ламп, спрятанных в шахтовые взрывобезопасны плафоны, окаймленные сеткой. В световых конусах то и дело блестели частички пыли, весь этот театр тени и света придавал жизнь и заставлял отойти от зацикливания в себе и сосредоточится на цели. Месть. Только Месть. Ночь обещала быть душной, несмотря на подвальное расположение камер, создавалось ощущение, что какой-то шутник включил отопление, даже вечно укутанный в тряпье Чекан, скинул добрую часть шмоток и лежал на своем ватнике, предоставив для обозрения, изуродованное синяками и кровяными подтеками лицо, узкие щели век, заплывшие страшными гематомами, сглаживали страшно раздутые и лопнувшие губы, словно высокие холмы пробивавшиеся сквозь щитину. О чем он думал было сложно представить, однако за неполную неделю, проведенную тут, можно уверенно сказать одно, Чекан-человек слова и дела. И он мудр. Если бы не он, вы бы давно вздернулись на трубах отопления, доведенные до полного отчаяния, сдобренными галлюцинациями и постоянной тягой, неведомой тягой жить несмотря ни на что, ни на унижения, ни на увечья, жить ради цели, ради идеи, ради ответа на все вопросы, до омерзения не приятной тягой, которая граничила с пресмыканием. Кристалл…
Мимо прошвырнул в привычно своей манере Тухлый, поигрывая заточкой в такт своих шагов. Подныривая то к одно, то к другой кучке людей, издеваясь и задирая их на действия. Мразь. Подумали вы. В этот момент вас раздавило желанием почувствовать пальцами кровь этого чудовища, ощутить тепло этой крови, запустить руки внутрь, убить, убивать… Проходя мимо вас он остановился, смотря на вас сверху, игриво чмокнул губами и спросил – Как дела петушок? Не скучаешь по моему вниманию? Может нам сегодня снова уединится? Вы сжали руки в кулаки, костяшки издали легкий хруст, а казанки побелели, вы напряглись, готовые сорваться как бешенный пес с цепи, но выглянувшая из-за спину Тухлого девочка сделала сердитое личико, и погрозила пальцем. Плюну в вас Тухлый отошел к двери, скоро паек, он возьмет столько, сколько захочет, раздавая остальным по лояльности. Девочка повернулась на одной ножке в противоположной стороне и стала снова прыгать в классики, которые одной ее было видно, ее бежевые сандали почти не издавали звука, а ставшее уже красным платьице забавно играло подолом. Сделав один проход она разворачивалась и возвращалась прыжками обратно в начало, периодически начиная звонким голоском считалку. – Раз. Два. Три. Четыре. Пять Митьке надо убегать. Пять. Четыре. Три. Два. Раз. Смерть догонит его в раз.
Заставив свой рассудок снова стать холодным, вы мысленно прогнали внутри себя план помещения, коридора, действий.
-Чекан. Произнесли вы.
-Чекан. Повторили чуть громче, услышав скрип входных петель в здание, Тощий открывал дверь неся паёк. Сначала в ближайшие к нему камеры, с каждым смотрящим поговорит, потом дойдет до нас.
–Чекан, отчаянно и громче сказали вы, всматриваясь лежащее тело, в надежде, что грудь шевелится. Голова Чекана медленно повернулась и он кивнул. Решился. Молодец. Подумали вы, наполняясь приятной теплотой и надеждой. Ощутив всю силу дружбы, истинной дружбы, с человеком, которым знаком всего несколько дней, но который для вас являлся всем. Я тебя вытащу Чекан. В очередной раз дав сами себе обещание. Я клянусь. Снова лязг засова, уже близкий. Следующие мы. В теле стала появляться легкая дрожь и слабинка, которую вы сразу же пресекли гневом и местью. Холод. Лед и смерть. Послышались шарканье ног у двери, хата зашевелилась в предвкушении пищи. Каждый стал копошиться в своем, ища тарелку, ложку и кружку. Вы запустили руки за батарею и достали оттуда армейскую тарелку. Все продуманно, все хорошо, повторяли вы себе, стараясь не поддаваться на заливавших вас с головой приступов гнева и злости. Чекан принял сидячее положение и, улыбнувшись несколько раз, толи вам, толи самому себе, кивнул головой.
К двери на полусогнутых в коленях ногах прошмыгнул Тухлый, она открылась и в хату зашел Тощий и четверо работяг с кухни, занося кастрюлю и воду и хлеб.
–Вечер в хату смеясь оскалился Тощий.
– Дорогу масти ответил Тухлый, улыбнувшись, подскочил к нему и начав рапортовать. Тощий сел на бидон с водой и стал смотреть и слушать, что ему на ухо шепчет Тухлый, держа ПМ между ном правой рукой с многочисленными перстнями на пальцах, а левой подперев кулаком бок. Он смотрел то на одну группу, то на другую, скорее всего вслед докладу от Тухлого, дойдя взглядом до вас он прислушался, Тухлый покосился на вас, сделал жест ударом правой ладошкой по боковой части кулака левой, Тощий оскалился, обнажив два ряда разноцветного металла вместо зубов и задорного кивнул головой с черной восмиугольной кожаной кепкой. Обойдя глазом весь бардак, Тощий встал, щелкнул пальцами и указал на Тухлого, тот час же один из угрюмых мужиков, достал, из накинутой через плечо медицинской сумки, пару банок консерв и бутылку настойки, протянув все Тухлому. Тот улыбнулся, что-то сказал и отошел от двери.
-Раз. –Два. –Три. –Четыре. –Пять. Пришло время убивать. Сменила репертуар девочка, неожиданно перестав прыгать и не естественно запрокинув голову назад. Выпрямившись обратно она наложила руки на горло и зажмурилась, высунув язык. Тухлый в развалочку обошел вокруг пайка, заглянул в каждую из емкостей, а над кастрюлей с супом многозначительно вдохнул аромат.
-Ну, что граждане арестанты подходите за пайкой. Произнес Тухлый, добавив -По очереди. А сам пошел в свой отдельный закуток прятать в тумбочку у шконки подгон. Вернувшись, он удивился. –Я же сказал граждане арестанты, а не чушканы и после этой фразы он силой ударил ногой одного из сокамерника, относящегося к неприкасаемым. Толпа весело засмеялась. Тухлый пошел на раздачу, руководя одним из молодых фраеров, который стоял на черпаке. Очередь поредела, кому больше, кому меньше, кому двойную, все по заслугам, как это видел Тухлый.
-Чушканы, петухи, подымайте дырявые очки в колонну по одному к папе. Закричал высокий голос одного из корешей Тухлого. Несколько людей стали стягиваться в центр хаты, вы помогли встать, успевшему привязать к культе из дерева выстроганную палку, Чекану. Оперевшись на вас и взяв миски вы пошли в строй.
-Ты готов Мить? Неразборчиво прошептал Чекан?
-Ага.
-Надо взять паек с собой, иначе далеко не уйдем. Там заначка у Тухлого в тумбе, дня на 5 хватит. Котомку тоже там видел, отобрал он как-то в бане у одного. Все так же шепотом произнес чекан.
Очередь с протянутой миской подходила все ближе, кореш Тухлого достал другой половник и наливал суп. Иногда, для тех к кому у Тухлого были особые вопросы, он смачно сплевывал в суп, но желающих сдохнуть от голода или заточки не находилось и все расходились, принимая все как есть.
-О, петушара нас пожаловал съязвил Тухлый, Взявшись рукой за штаны между ног, потряс ей и добавил, не соскучился еще? Ну, я сегодня к тебе зайду. Приголублю. Произнес Тухлый закатившись глупым, прерывистым на вдохи ржачем.
-Думаю минут семь. Произнесла девочка, где-то из глубины хаты.
Сделав резкий выпад в сторону Тухлого, вы что есть сил, движением снизу вверх прочертили дугу, зажав руками как пассатижами миску и распоров по пути следования рукоятью миски подбородок. От удара тухлый завалился на спину, вскидывая руки в знак защиты, следом Чекан повалился на раздающего и обняв голову ладонями принялся методично бить затылком по бетонному полу. Мгновение и вы с сильно сжав ногу падаете ей, выставив вперед колено, на грудь Тухлого. Под коленом чувствуется хруст, будто кто-то ломает вафли, часть ребер ломаясь под действием веса уходят внутрь, разрезая легкое и плевру, жертва резко выдохнула , обдав вас вместе с вонью, брызгами слюней. Схватившись за горло одной рукой, свободной вы принялись нащупывать лежавшую рядом заточку, все это время, вы ни на секунду не отводили глаз от широко открытых от удивления глаз Тухлого, вы видели страх и ужас, сжимая с силой левую руку, вы наслаждались этим моментом, пальцы утопали в коже шеи, множество артерий вспучилось над ними, пульсируя в такт подходящим шагам смерти, нащупав заточку вы принялись методично, раз за разом, словно швейная иголка бабушкиной машинки, прошивать плоть Тухлого, надежно сшивая его с другим миром, миром теней и забвения, взгляд жертвы изменился со страха на панику и агонию, тело судорожно стало извиваться, ноги барабанить по полу, а голова мычать тем, что оставалось в легких. Вы при отпустили руку, залитую кровью от рассечённого подбородка, из раны которого зияла кость. Жертва сделала шипящий вздох, уже половиной легких ,и вы снова сдавили что было сил пальцы. Продолжая чеканить темп проколов, перейдя с области живота к промежности и дергающимся бедрам ног. После пары десятков проколов, вы продолжали смотреть в глаза, ища в них последний момент, момент ухода, осознания обреченности. Он наступил, спустя секунд двенадцать, сразу после того, как содержимое его желудка вышло наружу. Придя в себя, вы резко отпрянули и повернулись грудью к остальным. Стояла гробовая тишина. Пристально оглядев по сторонам, словно орел, обращая внимания на детали, которые могли бы в вас вызвать приступ ненависти и агрессии. Все сидели не шелохнувшись. Чекан со вспотевшим лицом сел на обмякшее тело кореша Тухлого, глубоко дыша и облизывая порванную от напряжения нижнюю губу. Под последним из под темяни сочилась кровь. Девочка стояла поодаль, тщательно вытирая замаранные в крови ладошки об белые участки трикотажных колготок.
Вы собрались с мыслями и направились к койке убитого. Без церемоний скинули матрас и перетрясли всю тумбочу, наспех собрав все, что было, упаковали в наплечную сумку с перекидывающимся верхом, затем подошли к своему углу, взяли бутылку из под минеральной воды и налили из бидона в нее воду, прихватив буханку хлеба, кинули все в сумку, притянули парой ремней ближе к телу, чтобы не мешало двигаться. Вылили суп и воду в сторону, оставив у входа пустые емкости, тела отнесли в сторону коморки Тухлого. Послышался звук петель. ВЫ поворачиваетесь к сокамерникам, смотрите на них и молча мотаете головой в стороны и прижимаете окровавленную заточку, из старых ножниц, к губам, произнеся короткое –Тсссс. Время тянется, слышна возня у камеры, вы отходите от двери в тень, где лампа плохо освещает угол, Чекан садится напротив двери на кастрюлю. Лязг ключей, щелчок засова, дверь открывается. В хату входит Тощий, в свойственной ему манере, за ним зашли двое мужиков. Делая несколько не прикрытых шагов, словно приближающаяся неизбежность вы молча подходите к мужику и всаживаете ему в горло заточку, рывок на себя, чувствуется как заточка рвет что-то жизненно важное, тело обмякает, хватаясь за жизнь и за шею обеими руками, Второй мужик резко попятился назад, вскинув руки в ладонях. Тощий взвел курок ПМ-а и стал поворачиваться на вас, Чекан бросается ему в ноги, обхватив их руками как тонущий опору. Тощий упал на живот, с характерным шлепком по бетонному полу, вы кинулись на него, цель пистолет, воткнув в спину ножницы-заточку вы устремились за руками зэка, поджав руки и крича он стал нажимать на спуск, слышно как курок бьет по бойку, однако выстрела не последовало, еще и еще, наступив ногами на руки, в стали решетить шею Тощего, придерживая по возможности его рот. Взяв пистолет у обмякшего тела, вы нажали на клин экстракции магазина, вытащили, пересчитали патроны , передернули раму, спасший вас от смерти патрон вылетел из ствола, дослав магазин вы взвели курок. Третий стоял белый от страха, держа ладони перед собой и что-то бормоча. Вы принялись снимать обувь и одежду с убитого, одевая ее на себя.
-Чекан, радостно сказали вы, все по плану, готовься. Уходим. Забрав ключи от камеры, у захлебывающегося кровью мужика, вы повернулись к остальным.
–Значит так… произнесли вы и тут же осеклись. Сквозь стены и окна камеры, граничащей с территорией двора послышался звук очереди пистолет-пулемета, где-то вдалеке, секунда, может больше и замолк. Все насторожились. Внимательно вслушиваясь в привычную картину звуков. Снова очередь, теперь чуть ближе, прервалась, крик, снова очередь, оборвавшаяся так же внезапно, как и началась. Слышно, как кто-то подтянулся к проемам, всматриваясь сквозь мутные от времени и грязи окна.
-Облава пацаны. Неистово кричал голос одного из зэков, стоящего на вышке. Шухер. Нас валя… Осекся голос и тело без головы повисло на перилах вышки. Спустя несколько секунд, раздалась сирена и из бараков и домов стали выбегать вооруженные люди. Вы вопросительно посмотрели на Чекана, тот ответил. -Пошли. Самый раз. Вбежав в коридор вы принялись спешно подбирать ключи к замкам на засовах и открывать их, люди сначала не охотно, но потом, все податливее, из-за событий на улице стали выходить в коридор.
–Бежим. Крикнули вы и обняв Чекана принялись подыматься по ступенькам на выход. Отворив дверь вы увидели мельтешащих то тут, то там, зэков и мужиков, с оружием наперевес, занимая позиции возле проемов окон, дверей, углов зданий, казалось, что на вас никто не обращает внимания. На крыльце барского дома, с обмотанным вторым магазином на ксюше, стоял Базарган, он что-то кричал и махал руками, поверх его плаща располагался бронежилет, судя по форме, не из дешевых. С полсотни, а может и больше зэков приготовились к встрече натиска, направляя разнообразное оружие, в сторону откатных ворот, у частокола и рядов колючки, намотанной на бревна, стоящие на козлах. БазА крикнул кому-то несколько фраз и несколько зэков устремились, что есть сил, наваливаться на железобетонные блоки, установленные на рамах с колесами, для перекрытия проезда. Послышался нарастающий вой турбины мощного двигателя, хлопок, одновременно с ним погас один из прожекторов, освещавших дорогу и ворота, окатив крышу и низлежащие постройки падающим стеклом. Хлопок, еще хлопок, еще два мощных прожектора погасли. Стало темнее, в полумраке, света от ламп с крыш и углов зданий было видно напряжение и тревогу в рядах зэков. Приближающийся вой турбины, резко затмил оглушительная очередь крупнокалиберного пулемета, в сторону ворот. Красные пристрелочные трассера, словно сквозь масло, прошивали здоровенные бревна ограды и ворот, отрывая куски древесины и раскидывая щепки на неприлично большие расстояния, проходили сквозь стены домов, изредка рикошетируя в высь. Несколько пуль на дурака прошли сквозь не успевших ничего понять зэков, оборвав их жизни вместе с частью тел. Нарастала паника, БазА стал кричать еще громче, хотя становилось ясно, что он уже почти ничего не контролирует.
Словно листок бумаги, при загибании для построения самолетика, ворота сорвались и пройдя метра два упали пластом на незадачливых бандитов, тащивших блок, размозжив их тела. Вслед за ними сквозь проем в стене, толкая эти ворота влетел БТР, резко остановившись от наезда на задранные трамплином ворота он сдал назад, Зэки открыли огонь, но их оружие ничего не могло сделать 8мм броне БТР. Спустя несколько секунда все стихли, для перезарядки и по приказу БазЫ, БТР так же не стремился к действия, словно выжидая как гроссмейстер зевка оппонента. Ровный рокот работы на холостых двигателя нарушил рев роя маленьких двигателей, со стороны леса на территорию влетел веер из почти десятка дронов, начав активно сновать по территории, через мгновение башня БТР повернулась вправо и раздалась очередь, прошив точно середину морского контейнера, вся территория погрузилась во тьму, выбив из работы генератор. Вы с Чеканом прижались к стене барака и пошли вдоль него по памяти в сторону барского дома, огибая рельеуй и препятствия, обшаривая каждый шаг руками, началась паника, зэки начали беспорядочно стрелять в небо, выискивая дроны, другие беспомощно водили стволами из стороны в сторону, то тут, то там у тех, кто не поддался панике стали зажигаться фонари, кто-то брал их в руки, кто-то натягивал на лоб, голос БазЫ прозвучал как гром,
- Валить всех кто появится.
После этих слов дверки восьмидесятки отворились и от туда показался огромный щит, ,красным центральным кругом и узкой полоской триплекса сверху, его держал рычаг, второй стороной уходящей к поясу солдата в экзоскелете второго поколения. Были слышны лязганья металла и работы гидросистемы, шаг и за ним появилась еще одна фигура, просовывая дуло орудия с одно из сторон щита, еще шаг, еще одна фигура. Окружающее пространство стало хаотично стробоскопировать, летающие дроны прерывисто извергали свет, который через несколько мгновений с резонировал в один тон, движения всех людей стали прерывисты, словно в замедленном кино зэки стали открывать огонь по скользящим по небу машинам вновь и вновь, пользуясь ситуацией, бтр преодолел полкорпуса прямо, освободив проезд для стоявших с сзади Русей Долга, медленно продвигаясь, оператор турели открыл огонь по зэкам, выискивая цель фарой-искателем. Пулемет стих. Напротив ямы стояло четыре группы тяжело бронированных штурмовиков, прячущихся за щитами, из за них, регулярно вспыхивали вспышки, прекращая агонию того, на кого они были нацелены.
Обойдя барский дом с тыла, вы разбили окно на первом этаже и под шум выстрелов, криков, и мольбы о помощи, а так же под аккомпанемент светового представления вы пробрались внутрь. Чекан ждал снаружи, наблюдая, как методично и профессионально зачищался центр поселения. Наличие солдат выдавало лишь периодические вспышки еле заметного огня, а так же звук работы ударно спускового механизма, ответный огонь бандитов был бесполезен, дальности света фонарей не хватало для освещения темных фигур, а периодическое попадание пуль по щиту лишь подтверждало его наличие и неустанное желание идти дальше. Шквал выстрелов постепенно угасал, группки всех перебивали, в панике многие стали кидаться к выходу, небрежно ступая по трупам корешей и стрелянным гильзам, те что успевали добежать до ограды с криками умирали от выстрелов за пределами нее, но большинство умирало от пуль штурмовиков или невесть откуда прилетевших в голову одиночных выстрелов, разнося на части грудины и отрывая руки. Стон и крик стал тонуть в противной сирене, которая включилась на одном из дронов, она была невыносима громкой, некоторые люди закрывали уши забывая об оружии в руках или противнике, группы проходили вперед, попутно стреляя в уже лежавших и убитых людей. Кто-то истошно закричал, мы свои не стреляйте и вскинув руки тут же получил несколько пуль в голову.
-Митька, у нас тут все туго. Не уйти тебе, слышишь? Прошептал Чекан.
Вы направляемые непреодолимой силой ползли по коридору, сжимая ПМ и инстинктивно закрывая голову от разлетавшихся внутри дома предметов, при стрельбе из КПВТ. Добравшись до второго этажа вы обнаружили у окна стреляющего по дронам зэка, спуск, осечка, вы передергиваете затвор, патрон вылетает, досылая новый, наводите пистолет на зэка и встречаете удивленный его взгляд, обращенный сначала на ствол своей винтовки, а потом на дыру с арбуз в груди. Тело неестественно сложилось окатив стены остатками крови. Вы бросаете ПМ и на четвереньках ползете в комнату Пахана, вваливаетесь в дверь и видите перед собой несгораемый ящик. Дергаете ручку. Заперт. Подползаете к трупу, комната мигает вспышками, хватаете винтовку и ползете назад. Приложив срез дула точно в замочную скважину вы нажимаете спусковой крючок, раздался выстрел, заложив вам уши, снова прильнув к ящику вы тянете за ручку и она подается. Шаря внутри руками вы нащупываете его, вы сразу поняли что это он, он отозвался вам. Он рад вам.
-Мне пора идти. Говорит девочка держа старый резиновый мячик зеленого цвета с желтыми полосками, - и тебе. Отсюда никто не уйдет. И она посмотрела вниз, в то место где сидел Чекан. Сорвавшись на бек, вы стали тем же путем возвращаться, иногда падая из-за дезориентации вызванной стробоскопом дронов.
-Чекан сорвавшимся на крик голосом кричите вы.
-Тише ты, не кричи. Последовал ответ.
Пробравшись через окно обратно вы залегли с ним у каря угла, прячась зарослях крапивы.
-Что тут происходит, повернув в вашу сторону голову произнес Чекан. Тут просто всех вырезают. Сквозь моргания стробоскопа было видно, как расправившись со всеми на улице, не территорию базы стали заходить военные, группами по пять шесть человек, вооруженные автоматами с глушителями, а на головах красовались инфракрасные монокли. Тяжелые группы штурмовиков остановились и, легко скользя, военные стали короткими перебежками проходить всю площадь целиком, попутно всаживая по три пули в каждое тело, без разбора живое оно или мертвое. Тяжелые перегруппировались, люди со щитами сменились с другими бойцами из группы, прицепив щиты, и пополнив боекомплекты, они стали синхронно шаг в шаг походить к дверям бараков.
-Митька, кажется плохи наши дела. Сказал Чекан. –Нам отсюда не уйти.
-может залечь, отлежатся? Парировали Вы
- да уж, тут отлежишься, они даже в трупов стреляют.
-Выругавшись вы стали всматриваться. Группы не спеша подходили к дверям, мина на дверь, отход в сторону, команда, все присели за щит, оглушительных хлопок, кусок двери растворился в воздухе. Команда, все встали, пара бойцов кинули внутрь что-то. Взрыв, еще один взрыв. Следом снова бросок, из проема показалась вспышка света с хлопком, ведущий входит, не встретив сопротивления вереница стала спускаться, попутно открывая огонь, заглушая навсегда крики о пощаде и боли. Некоторые группы сталкивались с сопротивлением внутри строений, но максимум что доставалось спецам это выстрелы отчаяния по щиту. Один за одним группы зачистили львиную долю бараков и строений, в некоторые входили военные, сея кровавую жатва из своих оружий. Одина из фигур, обшарив туго нашпигованное тело БазЫ, выпрямилось и покачало головой в сторону БТР-а. Минутой спустя, к проему в ограде с ревом подкатил Тигр, дроны перешли на постоянное освещение и застыли по всей территории базы, из автомобиля вышло несколько фигур, один из них Высоцкий, лица других были скрыты масками и респираторами. Несколько военных подошли к двери багажника Тигра и извлекли оттуда контейнер, перевесив удобнее оружие и прогнув спину от веса, они потащили его по территории базы. Один из тех, масочников, достал какой-то кейс, раскрыл его и извлек детектор, включив принялся расхаживать от барака к бараку.
Вы сразу поняли, что это по вашу душу, что всё это из-за куска камня, но вы его не отдадите, вы умрете с ним, вы умрете во имя его, ради него. Послышался звук выстрела ВОГ, откуда то из за периметра базы, второй, третий, еще, еще и еще, как капли дождя по металлической крыше раздалась канонада и тут же прекратилась. Боевики остановились, видимо получая указания по каналам и стали спешно покидать здания и занимать удобные боевые точки. Сверху, словно град, посыпались десятки металлических шаров, размером с теннисный мяч, они падали, кто где, внутри периметра, отдаваясь эхом от металлических поверхностей, вроде крыши БТР-а или шифера бараков, несколько упали рядом с группами, и те, инстинктивно, оттолкнули их от себя, бойцы водили взглядом, наряду с оружием вслед очередному падению, ожидая приказ на дальнейшие действия, как по повиновению волшебной палочки, шары раскрылись и засверкали синими лампочками. Следом послышались щелчки и взрывы, чуть сильнее новогодних петард, один за одним эти раскрывшиеся шары стали взрываться, а участок зачистки погружаться в темноту, один за одним падали навзничь дроны, а двигатели техники глохли. Сохраняя спокойствие, кто-то крикнул, включить фонари, доложить ситуацию. Тут же у военных зажглись на каске фонари, а у тяжелых групп по два мощных луча с каждой стороны от каски.
-Связь не работает. Полумеханическим голосом произнес один
-Визоры и часть схем костюмов не работают. Отозвался другой.
-Рассредоточится. послышался крик из-за двери Тигра. Разбиться по взводам и группам, держать периметр, проверить все частоты, постоянное визуально наблюдение друг друга, держать под контролем периметр входы и выходы, занять здания и второй этаж. Быть готовым отразить атаку.
Под действием властного уверенного голоса Высоцкого, солдаты сразу же перегруппировались и заняли важные точки и высоты. Следующие команды уже раздавались не так громко, и касались налаживания контакта с подмогой, за периметром оцепления, и остальной частью бойцов, рассредоточенных по всему театру боевых действий, на случай непредвиденных и различных сценариев боя. Сквозь тишину были слышны отчеты групп,
- Красный-чисто
- Красный три - чисто
- Второй – чисто
Сквозь перекличку прозвучал шум, напоминающий выключение радиосвязи. Тут же один из тяжелых, с 4-я лампами на шлеме завалился.
- гаси свет, закричал кто-то из вояк.
-занять здания, работает снайпер.
Все быстро рассыпались по объектам, семеня и сгибаясь для уменьшения площади поражения. Тяжелые выключили свет, подняли щиты и спиной или боком под прикрытием щитовых стали группой отходить к укрытиям. Раздался очередной звук, и одна из групп завалилась на спину. Выстрел пришелся на щит, перейдя в мощный импульс, повалив пятившихся долговцев.
- Север верх восемь триста, крикнул щитовой, еще три пульсирующих звука и группа легла, оставив в живых лишь щитового, тот обернулся, поднял быстро щит и прокричал снова:
- Север, север северо восток, триста, верх восемь.
Турель БТР-а медленно поворачивалась вслед за словами, в это время другая группа под руководством щитового вышла за живым, заградив его щитом другие подняли его и попятились в сторону, сохраняя строй и прижимаясь как можно ближе к щиту. Повернувшись в нужном направлении, КПВТ выдал три очереди, трассеры ушли чащу леса, сбивая по пути ветки и кроша деревья.
Оттащив оставшегося в живых долговца и одного из убитых, кто-то в форма Наемников, осмотрев рану бойца надрывно прокричал:
-Монолит…

Сообщение отредактировал RumataEstorsky - Вторник, 14.11.2017, 10:27
Российская Федерация  s-monolith
Суббота, 18.11.2017, 16:51 | Сообщение # 11
Статус:
Гость:
Сообщений: 44
Награды: 0
Регистрация: 31.03.2017

"Есть более важное, чем ты, я, Долг, сюда давно уже идут игроки больше и крупнее, тут уже сидит весь Мир… С этой фразы Высоцкий достал Сигарету и прикурил. Людям очень надо то, что есть там, по показал пальцем в сторону… Но там, есть Харон. Пойми. Он фанатик, как и я, и с ним тоже можно договорится. То что там было-наш билет в будущее, мы должны были договорится о проходе, беспрепятственном в течении года, мы бы свободно носили грузы, туда смертники, обратно технологии, они нужны всем, все в доле, но только один может быть главный, когда главных несколько это анархия, а там, он показал палец вверх, уже ждут."

1. Позиция Высоцкого ясна, проблема только в том, что в реальности с братом Хароном (жаль, он погиб, да будет благословенно вечное единение его с Монолитом!) договориться в таком ключе было бы невозможно в принципе.
2. Великий Монолит - не кристалл и таких "осколков" у Него быть не может.
Сообщение отредактировал s-monolith - Суббота, 18.11.2017, 16:53
Российская Федерация  RumataEstorsky
Суббота, 18.11.2017, 21:15 | Сообщение # 12
Статус:
Зевака:
Сообщений: 20
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

s-monolith, История, в целом, не пересекается с трилогией, только детали.
Никто не говорит, что с кем-то договорится, это произнес персонаж. Целостность единого вопрос нескольких глав.
Спасибо за сообщение. Выкладываю.

Добавлено (18.11.2017, 21:15)
---------------------------------------------
Часть. 8 Чекан
Два мужика, подхватив небрежно руки, поволокли вас прочь с крыльца барского дома, следом , в развалочку, шел Очки, насвистывая одному ему известный мотив. Ноги, словно лавы перебитой в позвоночнике собаки, безучастно волоклись вслед за телом, рисуя голыми ступнями и пятками борозды. В месте контакта кожи с землей появлялись порезы. Втащив вас в барак, и спустив по ступеням, так же небрежно, как и до этого, мужики внесли в уже знакомую продолговатую камеру. Очки придержался позади и подозвал Тощего. Стрельнул у него сигарету и что-то сказал, в полумраке происходящего и шуме в голове абсолютно не разборчиво. Тощий закивал и вошел вслед за вами. Вас, учитывая происходящее довольно бережно положили на излучавший прохладой бетонный пол. Тощий повернулся в сторону Тухлого и сказал,
-За этим отдельный уход, он у нас принцессой будет, с гопотской интонацией произнес Зэк и добавил: -К петухам его Пахан определил. Развернувшись, Тощий вышел и закрыл за собой дверь. Повисшую тишину и тяжелые взгляды на вас прервал Тухлый, подойдя к вам и ткнув носком кирзы вам в лицо.
-Че чушкан, сразу на дежурство или после знакомства с федором? Или с полфедором истерично закатился, словно пингвин, хохотом смотрящий. Все что вы сейчас хотели, это отдохнуть, чтобы от вас отстали, вам было все равно вы и так уже все просто ненавидите. Себя, жизнь, Зону. Вы теряете сознание, шум хаты сливается в единый гул, напоминающий гул проводов высоковольтной сети в ветряную погоду. Все начинает приобретать мягкие цвета и оттенки, а потом и вовсе растворяется. В кромешной тишине вас кто-то зовет,
-Митька... Звучит игривый девчачий голос. –Мить. Вставай. Вставай, вставай, встаааавай. Произнес голос. Вы открываете глаза и видите силуэт девочки с двумя косичками, напротив заливающего через окно вашей комнаты утреннего солнца. -Ну вставай, произносит девочка, нам еще на речку идти, обиженно произносит она и стала стягивать с вас пододеяльник. Вы садитесь на кровать, свесив ноги на пол, которые тут же попадают в знакомые домашние тапочки. Вы смотрите на стену, знакомый рисунок обоев, часы и плакат с Чаком Норрисом заставляют вас улыбнуться. –Ну давай же. Нам еще много надо успеть. Сказала девочка, одетая в белое платьице с бежевыми колготками и босоножками. Вы намереваетесь встать, выпрямившись вы замечаете, что картина сменилась, вы идете по проселочной дороге держа за хрупкую ручку девочку, которая идет с вами напевая песенку и размахивая самодельным, сшитым с любовью медведем. –Как думаешь Митька, а когда люди умирают он попадают на небо? Спросил детский голос повернув голову вверх. Вы посмотрели на нее, и остановились. Лицо девочки переливалось, оно то становилось мертвецки бледным, то становилось синим как кристалл, играя бликами на миллионах граней, то становилось суровым без бровей и волос. –Я не знаю. Ответили вы. -Но мне бы очень хотелось.
Картина в очередной раз меняется, вы встаете из-за стола, вокруг которого много знакомых людей, они будто светятся теплотой и уютом, но как только вы начинаете всматриваться в их лица, они становятся неразборчивыми. –Митинька поздравляем тебя с Днем Твоего Рождения звучит приятный голос бабушки, вот она рядом, сидит, да, думаю это она. К вам подскакивает девочка и протягивает сверток, вы знаете что там, и от этого вам становится хорошо. -Ну, давай Мить, присаживайся, Тань, налей ему рюмочку, произнес знакомый хриплый голос. – Нет, нет, ему нельзя, еще рано. Добавил голос мамы. –Его ждут там. И она указала на окно. Девочка подбежала к вам, устремив расплывчатое личико в вашу сторону, из которого четко выделялись лишь зрачки голубых глаз, и с силой толкнула вас в окно. Попятившись назад, ловя равновесие, очередным шагом вы уперлись в стену, и ваше тело, по инерции, продолжило движение. Перевалившись через подоконник, ваш взгляд заметил внизу, начиная от угла дома, изрытую, словно гигантским скребком землю, описывая круг, и уродливо деформированное дерево, стоящее одиноко у противоположного дома, по веткам которого двигался зеленый шар. Ощущение падения. Вы открываете глаза и вас снова наполняет действительность.
Горящие лампы оповестили вас о том, что уже смеркалось, подобрав ноги под себя вы сели, обняв спиной угол рядом с ржавой батареей. –Как ты? Мягким голосом спросил Чекан. –В порядке. Буркнули вы. –Хотя какой тут может быть порядок. Весь мир будто против меня. Сама судьба выбирает способ, как можно больше унизив, покончить со мной. Я весь внутри переломан. Я ненавижу себя за то, что слаб и не могу сдохнуть. Произнесли вы, закрыв глаза, проглатывая глубоко внутри, подпирающий наружу, приступ отчаяния. –Будь все проклято. Я устал. Устал жить. Устал от мерзости этого мира, этих всех… -Ну, ну. Тихо. Тихо. Поплачь. Мягко, с пониманием, ответил Чекан. –Сидя тут много над чем можно думать, переосмыслять, находить ниточки для второго шанса, дергать за них в надежде познать…. За что? Сидишь, бывает годами, на базе и знать не знаешь, какая она, жизнь и зона. Все вертится вокруг тебя и привычного тебе благополучия. Посмотри. Подняв брови, в сторону сидевших, сказал Чекан. И продолжил. – Они все еще недавно жили удачей, фарт не фарт, сгинешь в аномалии или умрешь в пьяном угаре не добежав до схрона от выброса. Им всем есть, за что себя ненавидеть, многие так и делают, только долго не тянут, уходят, не поняв сути. Что тут, мы все для испытания, сама Зона, нам дала случай, чтобы мы задумались, стал смеяться Чекан и из его глаз по измазанному лицу пошли струйки слез. –Знаешь. Взглянул он на вас широко открытыми, граничащими с безумием глазами, - Мы все хотим и ждем от Зоны чего-то. Денег, славы, другой жизни. Но она тоже живая. Понимаешь. Живая, прошептал Чекан, потупив глаза в пол, и толи заревев, толи засмеявшись снова. -Она живая. Ей тоже интересно. Кто ты? Какой ты? Она смотрит на тебя, проверяет, испытывает, снова засмеялся Чекан, вводя пальцы в волосы, и шевеля культей. -Она живая. Она жестока, но она такая, какая есть. Все эти аномалии, радиация, мутировавшие, это, это, слышишь… это все ее творение. Она не любит пустоты, не смотря ни на что. Вопреки всему, тут должен быть вымерший клочок земли. Закатившись чуть громче. –Серого цвета, как пепел. Но, он поднял глаза в окно. –Это не так. Это самое прекрасное место. Просто все мы, это не понимаем. Мы привносим сюда свой мир, который следовало бы оставить там, махнув ладонью срезал Чекан. –За колючкой и блокпостами. Никто. Никто не живет по заветам зоны. Она нас проверяет, меняет, деформирует под свою истину и великолепие. Умерев. Ты- проиграешь. Начал говорит шепотом Чекан. –А они, он опустил веки. -Победят. -Каждому своя дорога. Ее надо пройти. Иначе. Все зря.
-Легко рассуждать, с усмешкой ответили вы, -А когда по тебе жизнь, как катком проходит, или гусеницами бездушного механизма, рвя и давя все что тебе дорого, всех кто тебе дорог, тут не до рассуждений. Хочется избавиться от этого. Уйти. Забыться.
- Всем тяжело в рамках его духа. Достал из за пазухи пожелтевшую пачку дешевых сигарет в мягкой упаковке и протянул их вам, угощая, такими пожелтевшими от времени и влаги бумагой. Прикурив и предложив вам, он продолжил. –Как можно обрушить на маленького ребенка все беды и утраты взрослого? Если для ребенка достаточно обидного взгляда, высокого тона, чтобы оцепенеть от ужаса и страха и искренне разрыдаться. Ты перенес ровно столько, сколько ты силен духом, Зоне большего не надо.
-Думаешь она мне протянет счастливый билет? После этого всего. Спросили вы
-Поди спроси её. Одной ей известно. Что за умысел на вас припасен.
-Чекан. У меня к тебе вопрос. Как ты тут держишься? Ты же из неприкасаемых…
-Ух. Если бы из неприкасаемых, улыбнулся Чекан, игриво поглаживая ребра.
-Я сразу понял, как сюда пришел, что не жилец, никто меня не купит, тут я тоже особо без ноги не нужен. А значит сдохну. Комы я такой нужен? Обуза для ученых, меня еще провести надо через аномалии, да по тропам, на себе что-ль нести? Нет брат. Меня на второй день кинули в яму. Я еще тогда не знал, для чего она, почему все вокруг ходят, там наверху, а я, сижу тут, под клеткой. Долго сидел, спасибо что кормили, да нет, нет, да кто из одиночек воды даст. А потом кинули еще двоих. Один долговец-дезертир, и какой-то новичок, который за романтикой полез, хмыкнул Чекан, -В наше то время, и романтика. Хороший парень был. Веселый. Спрашивал все про зону, обычаи, аномалии. А потом… Вы почувствовали как ком мешающий глотать и дышать подкатил к горлу, понимая, что Чекан скажет дальше. Тяжело сглотнув он продолжил. – А потом раздалась сирена. Молодой тогда еще пошутил, мол менты пожаловали, спасать будут. К краю ямы подошел Базарган, посмотрел на нас и сказал, один выживет. Только один. Решетку оттащили и нам в яму кинули заточку. Если быть точным отвертку. Здоровую такую, с желтой пластиковой ручкой. И уходя добавили минут пять, не больше, выживет удачливый. Как сейчас помню, они стоят, я сижу и все смотрим на нее, а потом друг на друга, в глаза, на стены, изрезанные пальцами и клочок неба, как из могилы, там наверху. Мне казалось, что я так долго там просидел, смотря на них, а они на меня. Все не решались, кто начнет. Вариантов было много. Справится с долговцем, а потом дать убить себя Молодым, чтобы он жил. Не влезать, в надежде, что они начнут с себя, а потом убить того, кто останется. А потом я понял, что все равно, что я выберу. Я не хочу в этот день умирать. С малодушничал, в общем. Убил обоих. Сначала долговца, потом молодого, убил без промедления, закрыв глаза, молча. И вылез, карабкаясь по трупам, с первыми раскатами грома выброса. И стучал в дверь, что есть силы и кричал, чтобы открыли. Видать, кто-то очень хорошо срубил в тот день на мне. Дверь открыли. Я - живой. Они – нет.
-Правильно ли я поступил? Повтори. Расскажешь. Только Зона, брат, не для слабых.
Вы опустили глаза и долго думали. Ни разу за вечер не проронив ни слова, даже стоя в очереди за едой вы были молчаливы, не смотря на подколы и толчки со стороны приближенных. Внутри вас, невидимый зверь, с тысячами зубов грыз вас и самого себя, обдавая ошметками съеденного. И впервые за долгое время уснули, как убитый. Не видя никаких снов.
Проснувшись утром, весь день прошел у вас легко и спокойно, подколки зэков сглатывались безразличием, а работы по двору, внесли некоторую ясность и спокойствие. Снуя по двору вслед за указаниями Очков и его пинками, вы наблюдали за обстановкой, смотрели на систему сооружений бараков, уклад жизни и распорядок сдачи смен и постов. Особой пунктуальностью и преданности своему делу у них не было, скорее как обязаловка, перед БазОй, судя по периодическим крикам его из окна второго этажа барского дома, ему одному было интересно, что и как происходит. Не смотря на кажущуюся простоту, было понятно, что вооружены они довольно не плохо, хотя к оружию относились они, скорее, как вещи представительской, нежели предмету, который важнее тебя самого, как принято у Военных или у Долга. Однако, даже если выбраться из барака, задача казалось тривиальной, то за периметр базы, окруженного пятиметровым частоколом из бревен и колючей проволоки в несколько рядов, в том числе нижних, за которым шла зона с метровой полосой песка, казалась не реальной. Единственный вариант, если не порву пузо, подумали вы, это крыша барского дома, и удача. Но ведь должно же начать везти.
Раздался звон колокола, размером с ананас и все мужики и неприкасаемые побрасав дела стали строится в шеренги, готовясь выдвигаться в бараки на обед. Вы бросили нескончаемый круг по ношению воды из местного родника в баню, сделав порядком трех десятков кругов. Приступив к трапезе с Чеканом, вы с ним разговорились, поделившись соображением, что пора испытать судьбу и уйти от сюда, пока вас не продали в Долг, или на зап части горе ученым, тем, что финансируются на результат частными инвесторами с большой земли, ради препаратов с Зоны.
Чекан согласился не колеблясь и вы стали обсуждать детали плана побега, рисуя в голове схемы и время. На удивление он очень много знал об устройстве, сказывалась многолетняя наблюдательность, которая если и была ему дарована с рождения, то непременно отшлифовалась за годы беготни в Зоне.
-Слушай, Чекан, а почему ты никого не называешь по имени? Спросили невзначай вы, и подняв взгляд в глаза Чекана, добавили. Ты ведь в яме сблизился с молодым, почему ты не назвал его имя?
-Принцип такой, жизненный. Скупо ответил Чекан.
То есть? Не унимались вы?
Чекан выдохнул, словно собираясь с мыслями, или в знак не желания об этом говорить и все же заговорил.
Молодым я тогда был, только пришел, хотелось легких денег, романтики, все как говорили люди, которых я возил по городу, будучи таксистом. Их речи опьяняли меня, я грезил Зоной. Ее традициями, ее суровостью. Накатав как-то хорошую выручку, я решил, что больше сюда, в обычную жизнь, не вернусь, доехал до периметра, бросил такси, а сам за забор, тогда это было сделать проще, люди боялись того, что не такое как вокруг тебя, охраны и колючки с тремя рядами заборов не было. Вот и ушел, бросив концы в воду. Там попал к группе энтузиастов, вместе ходили, изучали Зону, мечтали о артефактах. Я добыл тогда свой первый артефакт, но потерял всех. В очередной раз напиваясь до полусмерти я понял, что теперь я один, сам с собой, чтобы больше никого не хоронить, то что от них осталось. Кроме Имен. Имен умерших. После этого и перестал на них вообще обращать внимание.
А я? Спросили вы.
А ты... А ты это ты. Сам до конца не понимаю, что я делаю.
Слушай Чекан, а что для тебя Зона?
Несколько промедлив, уплетая ложку за ложкой похлебку, Чекан ответил.
Жизнь.
Вы еще долго говорили и про первый артефакт, в котором погибла группа, и про начало времен Зоны, а после окончания работ и вовсе болтали и делились опытом до полуночи, находя в совершенно случайном человеке огромный пласт осознания прожитой жизни. Ложась спать, вы представляли, как вы пробираетесь на месте Чекана за заветным артефактом, делая каждый шаг, вымеряя его с математической точностью.
На следующий день, по базе было оживление, наконец-то баня, вся та вода, которую вы и куча других каторжных таскали, была для помывки. Куча людей в шеренгах стояли возле бараков, держа с собой мыльно-рыльные принадлежности, барак за бараком, отряд за отрядом люди проходили сквозь баню. Стоя в строю вы все время переговаривались с чеканом, благо фраера и смотрящие этому не возбранялись, в строю шел общий гул, и струился дым от сигарет.
Слушай Чекан, окликнули оппонента вы, - А какая для тебя самая главная загадка Зоны?
Чекан скривил лицо, изображая бурную мозговую деятельность и с озарением ответил, словно робот из старых фильмов. -Самая главная для меня загадка Зоны- как монолитовцы набирают себе людей.
Вы изобразили крайнюю степень удивления-Что?
Нет, ты посуди сам, вот идешь ты такой по Зоне и бах, тебе шарахнуло по голове, хочу в Монолит, несколько человек, слыша разговор повернули головы. -И ты такой бах, и пошел прямиком в центр, и в Припяти первому же отряду, Не стреляйте Братья! Я хочу быть с вами... По отряду прошелся смешок. -А они тебе такие, Оу, отлично, заполни анкеты тут и распишись вот здесь. Отлично Хм... Нет простите вы нам не подходите, и всаживают тебе в рот с десяток разрывных. Часть колонны взорвалась смехом, обратив на себя внимание смотрящих, с просьбой пинками быть тише. Отсмеявшись, и получив свою порцию пинков, вы добавили может опылением... Следующая волна смеха, заставила весь отряд сесть на корачки, а особо буйным прошлись по спинам дубинками и прикладами.
Раздевшись с чушканами вы поняли, что мыться будете отдельно, сначала блатные, фраера и мужики, а потом уже вы. Прождав минут двадцать вы с наслаждением встали под душ, еле текущей, нагретой за счет солнца воды. Грязное тело с радостью принимало тонкие струи прохладной воды, скопившаяся грязь и кровь нехотя отдиралась от вас вехоткой, выменянной Чеканом у одного из барыг на штаны, стоя в очереди в баню. Запах куска хозяйственного мыла, выданного на раздаче одним из рабочих, напомнил вам запах городской бани, в которую вы изредка посещали с отцом. -Шевелитесь чушканы. Криком произнес Тухлый, проходя мимо дверного прохода. Большая часть людей заторопилась к выходу, Чекан увидев это та же стал спешно собираться и смывать с себя мыло.
-Ты уже все? Спросили вы.
-Нет. Ответил Чекан. - Но если я буду зевать, то мою одежду, или содержимое моих карманов обчистят, было уже, ученые мы. Одежда, как ты наверное уже понял-твердая валюта. Вот и ношу на себе сразу много и всего. Чекан пошел вслед за всеми, аккуратно ступая, прихрамывая, культей, с прикрепленной к ней самодельной опорой, в стиле пиратов из детских книг. Вы быстро смякнув, что задерживаться не стоит, принялись наскоро тереть мылом свою одежду. Несколько раз шеркнув намыленной одеждой друг об друга, имитируя стирку, вы выпрямились во весь рост и подставили ее под струю воды, бьющую с трубы без раструба. Неожиданно в глазах у вас появились искры, а сразу после круги и неприятная боль, вызванная ударов в затылок. Вы обернулись и увидели кусок мыла, лежащий поодаль и Тухлого, стоящего перед вами с группой людей из других отрядов. -Ой. Произнес Тухлый. -У вас мыло упало и закатившись смехом, стал подходить к вам. -Ну, не напрягай так булки петушок, смеясь произнес он. -я на долго в тебе не задержусь. Сжав руки в кулаки вы ринулись на него, но тут же приняли небывалый до селе шквал ударов руками и ногами от его компании, сквозь череду ударов, вы заметили, как в проем пропрыгал на одной ноге Чекан, что-то им крикнув в след, часть людей обернулас, и отойдя от вас принялась избивать его, методично нанося удары по голове и туловищу. Он потерял сознание первым, от очередного удара в лицо кирзовым сапогом. Вас же, подняв и прижав руки и ноги к стене, с синей советской плиткой, принялись душить. Начав терять сознание, вас отпустили, и развернув лицом к стене, силой ударили головой об стену. Обмякнув, вы почувствовали как вас начинают ворошкать, сквозь шум падающей с трубы воды вы слышите, как кто-то расстегивает ширинку, пристраивается к вам сзади, и с силой бьет по почкам, вырывая последние силы желания сопротивляться. Вас насилуют. Уже после, лежа в луже собственной крови, непрерывно разбавляющейся текущей водой, вы видели лежавшее без чувств тело Чекана, смех и издевательства со стороны Тухлого, а после вся эта компания помочилась на вас и Чекана, в присутствии одетого отряда хаты. Послышалось хлюпанье по воде чьих-то шагов, короткие, озорные, рядом с вам села девочка, и принялась играть с водой, набирая ее в ладошки и выпуская сквозь пальцы. После она посмотрела вам в лицо и перед тем, как вы ушли в себя, произнесла. - Нам пора. Вы ушли в себя. Очнувшись, вы видите, камеру, находящуюся в полутьме, а ваше тело прижато к углу, возле батареи...

Российская Федерация  s-monolith
Суббота, 18.11.2017, 22:40 | Сообщение # 13
Статус:
Гость:
Сообщений: 44
Награды: 0
Регистрация: 31.03.2017

"Нет, ты посуди сам, вот идешь ты такой по Зоне и бах, тебе шарахнуло по голове, хочу в Монолит, несколько человек, слыша разговор повернули головы. -И ты такой бах, и пошел прямиком в центр, и в Припяти первому же отряду, Не стреляйте Братья! Я хочу быть с вами... По отряду прошелся смешок. -А они тебе такие, Оу, отлично, заполни анкеты тут и распишись вот здесь. Отлично Хм... Нет простите вы нам не подходите, и всаживают тебе в рот с десяток разрывных. "

Отчасти правильно. Зов Монолита некоторыми людьми ощущается как неодолимое желание. Анкеты не нужно. Опытные командиры отрядов "Монолита" различают того, кто слышал Зов по рефлексами, и даже по выражению лица (глаз, в первую очередь). Далее, Великий Монолит убивает грехи неофита волной забвенья. Обиды, унижения, всё это уходит, душа его очищается полностью. Но бывают разные другие случаи, либо неверные приходят к Монолиту с жаждой мщения, либо сердце их исполнено предательства и по отношению к Великому Монолиту. Бывают грехи и обиды существенно более тяжёлые чем описываемая тобой "опущенность", и волна забвения не может полность погасить их. Тогда плохо дело для такого адепта. Он подвергается процедуре Сияния Монолита, и если выживет, то будет использован в качестве "торпеды".

Как я понял, ты собираешься свободовца Митяя по сценарию послать потом в "Монолит" для мщения. Ок. Мы принимаем и таких братьев, отверженных всеми. Уповаю на то, что Свет Монолита исцелит их истерзанные души. Но в положении Митяя мог бы оказаться и сталкер из "Долга", и одиночка. Смотри, сколько вокруг бара висельников. Кто-то из них мог пройти через пресс-хату.

Немного странно обширное смакование состояния глубокой униженности от лица свободовца. Но при этом возникает ощущение, что ты сам, как автор, пытаешься что-то изгнать из души. Или ненависть "Долга" к "Свободе" так велика? Что-то зашкал и зашквар какой-то.
Форум » Творчество » Литература » Сталкер. Месть петуха (АУЕ. Заточка под ребро. Опускание на параше и многое другое.)
Страница 1 из 11
Поиск: