• Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: FanG  
Форум » Творчество » Литература » Сталкер. Месть петуха (Первый рассказ плюс начало Высоцкого из первого....)
Сталкер. Месть петуха
Российская Федерация  RumataEstorsky
Четверг, 07.12.2017, 17:28 | Сообщение # 16
Статус:
Гость:
Сообщений: 47
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Часть. 10 Забвение
Открыв глаза, вы обнаружили, что рядом с вами стоит человек, экипированный в тяжелый бронежилет с коричневато-зелеными вставками композита на бедре расположена кобура под пистолет, камуфляж обтягивают наколенники и налокотники. На деревянном полу, какой-то хаты, лежит сфера с активными наушниками и тепловизор, рядом, прислоненный к стене - ВСС. Лицо взрослого мужчин с легкой проседью короткой стрижки внимательно смотрело на вас полу уставшими глазами, в которых тем не менее виднелась власть и порядок. Стального цвета шрам, стянувший когда-то рассечённую на скуле, под левым глазом, рваную рану, выделялся на фоне безмятежного лица.
–Ты выбран Монолитом. Я исполнил его волю. Без интонации произнес незнакомец.
Оглянувшись вокруг вы не увидели рядом Чекана.
- Со мной был человек, где он? Взволнованно спросили вы.
- Он снаружи. Но он не нужен Монолиту. Его участь определена.
- Что значит определена? Спросили вы
- Он может дискредитировать группу и должен быть ликвидирован.
-Нет. Послушайте. Я….я правда… не знаю, что тут происходит, вы взяли не того, я не из ваших… И Чекан, ну, тот, что снаружи его не, нет не надо ликвидировать. К горлу подкатил ком обиды и ваши глаза наполнились слезами. –Что же тут происходит то.?
- Ты выбран монолитом. Нам надо идти. Все так же спокойно и почти механически произнес голос.
- Послушайте, я не знаю кто вы, но я точно знаю, мне ничего никто не говорил. В этот момент послышался легкий топот знакомых сандалей, и в комнатку игриво вбежала девочка, держа в руках резиновый мячик. Она подошла к винтовке и наклонившись стала рассматривать своё отражение в линзе оптики прицела. –Нет, нет, застонали вы, начав рыдать, закрывая ладонями глаза, только не так... только не ты… Девочка развернулась, подошла к вам и слегка приобняв сказала. - Нам пора… У тебя есть вопросы.
Вы кивнули головой и произнесли, -Чекан идет со мной.
-Я не в праве препятствовать носителю голоса Монолита. Но. Он сделал паузу и пронзительно взглянув добавил. -Нести его только тебе. Это твой путь. Окончив фразу, словно по повиновению волшебной палочки вокруг вас образовались, словно из воздуха шесть солдат монолита, они сняли с поясных подсумков какие-то артефакты и переместили их в тактические рюкзаки. На вас, сквозь баллистические стекла противогазов, смотрели, точно таким же безучастным взглядом, безоговорочные фанатики. Вы встали и проследовали за девочкой наружу. На улице вас ждал Чекан, в окружении почти десятка, молча стоявших солдат Монолита. –Долго? Спросили вы главного. – На ту сторону реки. Ответил голос. Вы помогли чекану подняться и обняв его под руку со стороны культи, стали идти в след за головным дозора…
-Я пройду. Я смогу. И Чекан, сможет… Словно пластинка впилась вам в голову фраза. – Я смогу…
На той стороне реки, в двух часах ходьбы вас ждал закамуфлированный в зеленовато-серый цвет БТР, на котором вы добрались до станции. Во время движения все молчали, а сквозь бойницы падало не так много света, чтобы можно было понять, что там, по ту сторону брони происходит. Он несколько раз останавливался, пару раз открывался люк и то в него, то из него менялись люди. В последний раз он остановился у станции. У которой вы вышли и вам и вашему спутнику надев на голову мешки вели сложными лабиринтами и многочисленными подъемами по маршам и спусками. Звуки менялись так же ритмично, как извивалась дорога, то технологический шум приборов и гул аппаратуры сменяли шум ботинок и скрежет мелкой пыли на бетонном полу. Вскоре, с вас сняли мешки, а Чекана оставили в комнате, с группой монолитовцев. Пройдя еще несколько поворотов по тоннелю вы уперлись в дверь, на которой висела табличка с выцветшей и местами обшелушенной краской надписью, РЕАКТОРНЫЙ ЗАЛ. Войдя в него, вы увидели всюду раскинутые графитовые и свинцовые блоки перекрытия, в центре зияла проломленная крышка реакторного отсека, под которой виднелся РБМК. В центре стоял обелиск, излучая бесконечно прекрасный свет. Свет чистого неба. Обернувшись, вы поняли, что стоите один. Громки раскатистым эхом по реакторному отсеку пронесся звук.
- ИДИ КО МНЕ. ТЫ НЕ МОЖЕШЬ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ.
Вы молча пошли в сторону Монолита, каждый шаг вам давался с все большим и большим трудом, хлеставшие словно трехметровый волны воспоминания из вашей жизни, заставляли заново испытывать все чувства разом, смерть, радость, злость, отчаяние, боль, унижение, влечение, они проходили сквозь вас рождая всплески ярких моментов из прошлого, словно хаотичные детский рисунок с множеством мелких разноцветных линий, стали складываться в картину треков элементарных частиц, вместо энергии несущих чувства. Постепенно шаг за шагом, они стали угасать и подойдя к монолиту, осталась только одно. Оно охватило вашу душу целиком, заполнив собой, без остатка, вас полностью. Оно прыгало в вас, ударяя внутри, словно ищущее способ вырваться наружу, выскочить из этого места, покинуть вас, вы смотрели на расплывающееся, бесконечно прекрасное голубое свечение огромного кристалла, сквозь слезы надежды, упали на колени и закрыв глаза в вас родился самый главный вопрос. Чувство рвало вас на части, трансформировалось, словно сама Зона, оно не давало вам покоя, но осмыслить, которое, вы боялись…
Вы открываете глаза, яркий солнечный свет, из окна вашей спальни заставляет вас щуриться. Голубы глазки сестры шкодливо смотрят на вас, торча из поднятого до их уровня одеяла. С красного платья мелкими густыми струйками стекала кровь, рождая под собой белый ситец. Девочка поманила рукой и вы подались зову, пойдя вслед за ней. Вы идете по длинному коридору в конце которого виднеется дверной проем, за которым открывается картина давно любимого вам места. Мама хлопочет по кухне, бабушка накрывает на стол скатерть. Отец ворчливо причитает, вглядываясь в колонку передовицы. Вы чувствуете запах торта, наполняющий свежий воздух, влетающий порывистым ветром сквозь открытое окно, теребя узорчатую занавеску и обдавая уличной свежестью накрытый праздничный стол. Остановившись в проеме вы спокойно смотрите, как близкие вам люди хлопочут по поводу вашего дня рождения, последнего дня рождения, для них, вы смотрите на их лица и улыбаетесь, впервые вы видите их такими, какими они были всегда, вы наслаждаетесь этим моментом, искренне, не поддельно, будто это больше никогда не будет, не будет важным для вас.
- Кто ты? Спросили вы в сторону девочки…
-Я - АЛЬФА И ОМЕГА. Я - АБСОЛЮТ. Я - ЗАМЫСЕЛ И СОЗИДАТЕЛЬ. ВЫ НАЗЫВАЕТЕ МЕНЯ МОНОЛИТ. Произнесла девочка, меняя интонацию и тембр голоса с девчачьего на властный и раскатистый словно июньская гроза.
- Почему мы здесь? Спросили вы, оглядев кухню, на которой продолжали накрывать на стол родные сердцу люди.
- ЭТО ЕДИНСТВЕННОЕ ВОСПОМИНАНИЕ, КОТОРОЕ ПРИДАЕТ ТЕБЕ ЖИЗНЬ. Я ОСВОБОЖУ ТЕБЯ ОТ БОЛИ И СТРАДАНИЯ. ПРИШЛО ВРЕМЯ. Я ВИЖУ ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ. Произнесла девочка, глядя на вас сияющими синими глазами и плотно сжатыми губами. Стены в комнате задрожали, перерастая в звон посуды на столе. Легкий треск бетона и осыпающаяся побелка, дополняли симфонию.
- ТЫ ПРЕДАН ЗОВУ. ТЫ ГОТОВ СТАТЬ СТРАЖЕМ И ВЕСТНИКОМ ВОЛИ МОНОЛИТА. ТВОЙ ПУТЬ ЗАВЕРШЕН, ЧЕЛОВЕК. ТЫ ДОКАЗАЛ, ЧТО ТЫ ДОСТОИН. ТЫ БУДЕШЬ ВОЗНАГРАЖДЕН. ТВОЯ ЦЕЛЬ ЗДЕСЬ. Я ИСПОЛНЮ ЛЮБОЕ ТВОЕ ЖЕЛАНИЕ. ИДИ КО МНЕ. ТЫ ОБРЕТЕШЬ ТО, ЧТО ЗАСЛУЖИВАЕШЬ.
Вы входите в проем, голос тут же пропал, на его место пришла привычная картина. Вас поздравляют ваши родные с днем рождения. Маленькая девочка мелко семеня от быстрых шажков побежала в комнату за свертком. Вы знаете что там свитер, связанный бабушкой, но делаете вид, что удивлены и крепко обнимаете родных. Дойдя до девочки, вы встаете на колени смотря на ее бежевые колготки и сандали и красивое ситцевое платьице. Вы обоями руками обнимаете ее маленькие ладони и прижимаете их к своим щекам, чувствуя тепло и жизнь в крохотных ручках. Кончики пальцев прислонив к губам вы прошептали.
-Прости. Прости меня. Я хочу все забыть…
Слезы потекли по вашим щекам, выливая остатки чувств из внутреннего сосуда в эту комнату. Девочка улыбнулась и протянула вам сверток плотной бумаги обтянутой узенькой голубой ленточкой. Вы улыбаетесь, встаете и садитесь за стол, в вашу честь произносят тост. –Нам пора сынок. Сказала вам ваша мама. Гости постепенно стали вставать из-за своих мест и по очереди прощаться с вами, Мама крепко обняла вас за шею и с материнской любовью в глазах посмотрела на вас. –А ты вырос красивым и крепким мужчиной. Произнесла она, и не скрывая чувств ее глаза заслезились. Она встала, взяла за руку девочку и помахав рукой вышли из комнаты, следом вышла бабушка, пожелав крепкого здоровья, после, крепко пожав руку и затем по-мужски, крепко обняв вышел отец…

Прохладный осенним утром вдоль зданий Восточный Припяти шел отряд из пяти бойцов камуфлированных в цвета Монолита. Куда и с какой целью они шли ,пожалуй, известно было только им. Они передвигались спокойно, не пригибаясь и не вздрагивая от каждого шороха пожелтевшей травы, или шелеста опавших листьев, они у себя дома. В голове отряда шел крепкого телосложения боевик, лицо которого скрывал тонированный шлем комбинезона СеВа, проходя мимо очередной пятиэтажки, отряд остановился, головной поднял голову в сторону, словно срезанного невидимой сферой, угла дома, из которой зияла черная пустота брошенных квартир, объединенных общей пустотой, и запекшимися кусками кирпича и бетона по месту среза. Рядом росло изувеченное Зоной дерево, как и сотни душ Сталкеров и охотников за удачей, изменившихся тут навсегда, на разросшихся ветках которого, лениво взад-перед бегал зеленоватый шар, создавая легкий гул и освещая собой стены домов. Под деревом выжженная и разорванная, словно от гигантской жары, земля- искажала завихрениями воздух. Постояв несколько мгновений, отряд снова продолжил свой путь, пройдя мимо детской карусели, на которой одиноко стоял бежевый сандалик, изъеденный ветрами, водой и временем…

Добавлено (28.11.2017, 17:59)
---------------------------------------------
____________________________________________________________________________________________________________
Вы там отпишитесь то, кто что-либо. Норм или не стоит. Бравый монолитовец, спасибо тебе друг, помогает и словом и делом, разделяя части своими весомыми сообщениями.
Крч. Что хочу сказать. Я тут пытался все сократить, но...
В общем под эгидой данного текста выйдет несколько рассказов, наверное тут, раскрывающие героев, их жизнь и приход в Зону.
Аве Долг

Добавлено (07.12.2017, 17:28)
---------------------------------------------
___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________
Начало
Цикл статей и рассказов, раскрывающих жизнь, быт, приход и становление в Зону персонажей из основного произведения.

Первый.
Часть 1. Знакомство.
Стук в дверь. –Войдите, произнес голос. Дверь отварилась, сквозь проем вошла фигура, вытянулась в струну, приложила кисть к козырьку фуражки и отрапортовала. – Товарищ капитан, лейтенант Петренко по вашему приказанию прибыл!... Протарабанил на одном выдохе не вполне молодой лейтенант, которому впору уже дослуживать хотя бы старлея. –А, лейтенант. Приветствую, вольно. Присаживайтесь. И капитан указал жестом на стул, находящийся по ту сторону его стола, заваленного ровными и аккуратными стопками каких-то бумаг и традиционной зеленой настольной лампой. Кабинет не большой, с белыми от побелки стенами, с картами на них, и единственным окном, за широкой спиной крепкого капитана. Капитан привстал, пожал руку в знак приветствия, предложил сигарету, угостил и прикурил сам, поставив на середину стола чистую стеклянную пепельницу. –Петренко, говоришь, капитан насупился и из ровной пачки, отлистав пару дел, достал нужное. -так, точно товарищ капитан. –Тихо, тихо, не надо, у нас тут так особо козырять, все свои, все в одном котелочке варимся. Тебя как звать то? –Сергей. Отозвался лейтенант. –Ну вот на том и порешим, кстати Сергей, позывной себе уже выбрал? –Нет, товарищ капитан, произнес несколько смущенно лейтенант. –Ну, ничего, если приживешься, то подберешь, или дадут. Я вот что не пойму, смотрю твое дело, листаю, ничего не понимаю, что тебя в Зону то потянуло? Ты же из гражданских- пиджак, по большому с кафедрой в институте, вроде и поработать успел, а снова вернулся, с чего вдруг? –Товарищ капитан, тут ведь вот какое дело, живешь себе никого не трогаешь, учишь детей, и каждый день все как один, а тут пару лет назад по союзу такие новости… А потом и по линии военкомата идет набор, год за три, выслуга, жилье, льготы, да и интересно тут, жизнь другая, все по-другому, историй много разных слышал… -Понятно, перебил его кивком капитан. Ну, наговорить то тут наговорят, в реальность все несколько по-другому, да, срок идет год за три, но тут и платишь за это, понимаешь Сергей, Зона это слабоизученная территория и явления, таящая в себе много тайн и сюрпризов, она даже не освоена еще и на треть. Ученые работают с данными, привозимыми с территории, изучают, формируют представление о характере и природе вещей, за одно, создавая ландшафт на карте, мы же, формально относимся к полицейскому подразделению, в Зону не ходим практически, опасно это, людей теряем, вся работа сводится к контролю периметра, отлову нарушителей, работа сопровождения, при вылазках ученых, или вольнонаемных-сталкеров. Они чуть быстрее пишут карту, но и ротация там выше, а министерству и аппарату официально смерти не нужны, статистику портит, но и расширение сферы изучения- необходимо, вот и формально живем так, главная база, где мы сейчас, блокпост “Первый” и заброшенный некогда хуторок, который облюбовали сталкеры, все соответственно на учете и контроле и с ними несколько выездных бригад ученых с аппаратурой и прочими реквизитами. Мы же особо Зону не трогаем, так, только смотрим в Окно. Не наше это дело. Так… Давай поступим с тобой следующим образом. Я тебе выпишу комнату, ты там поживи пока, живи тут, все согласно распорядку и заведенным правилам, за исключением выходов и боевых, скажем так, два выброса, а потом с тобой снова потолкуем, кто ты, что ты и хочешь ли дальше иметь с нами дело. На довольствие тебя поставим и котловое и быту, пока знакомься, один никуда не ходи, если жизнь дорога. Уяснил? –Так точно, товарищ капитан. С озадаченным видом произнес лейтенант. Разрешите идти? –Да, идите, не задерживаю. Лейтенант встал и бодрым шагом направился к выходу, у само двери развернувшись, обратился к капитану, -товарищ капитан, разрешите вопрос? –Разрешаю! –Каков ваш позывной? –Шорох. Словно взмахнув саблей, ответил военный. –Угу, под нос с озадаченным видом произнес Петренко и закрыл за собой дверь.
Выйдя из штаба, Петренко окинул взглядом территорию части, которая просматривалась с крыльца, столовая, двухэтажная казарма, на первом этаже которого размещались учебные классы, и казарма для срочников и специалистов гражданских специальностей, на втором этаже казарма офицеров. Справа боксы с шешыгами и уралами, пара бэтээров, возле которых крутились незадачливые солдаты, здание по всей видимости МПП, два КПП внешний и внутренний и еще несколько зданий, рядом со штабом небольшая трибуна и плац. Петренко глубоко вздохнул, закрыв глаза, пробуя каждый миллилитр воздуха, выдохнул и произнес, -Хм. Воздух как воздух. Взял направление и пошел получать комнату.
Весь день, поговорить ни с кем не получалось, все или были на дежурстве, или занят работой и донимать разговорами по началу просто не хотелось. Время тянулось как столбик термометра медленно вниз, ознамевая начало вечера и легкую прохладу. После построения он спустился в столовую и за приемом пищи вслушивался в разговоры, запоминая хоть часть каких-то новостей.
-Сегодня ребят на “Первый” отвел, произнес кто-то, на обратном пути на хутор заезжал, там с местными перекинулся парой слов, кто что видел, как дела и все такое. –Ну, не томи же, кто-то перебил его. –Ладно, в общем сталкеры говорят, что ученые аномалию новую изучают, полевую, помните, мы за одним бегали как-то, ну, тот, что с красным рюкзаком еще, ну так вот, Вася-Штирлиц, тогда еще нам показывал иллюзию какую-то, так вот они ее и изучают, “паутинкой” назвали. –А, это та, что стрекочет когда по ней водишь? – Да, она самая. -Хм. Тоже мне дело, нашли что изучать, лучше бы водоворот или пиро, а эти, толку нет. У нас уже почти вся часть с ними забавлялась, а эти только нашли. –Э.. да, точно, история так себе… Сто лет в обед. Ты лучше скажи, что там про артефакты говорили что? -Нет. Ответил голос, сквозь плотно набитый пюре рот. – Молчат как рыбы. – Вот хоть бы одним глазком взглянуть на них, отозвался кто-то чуть дальше, а то служба к концу подходит, а я так ничего и не видел толком. –Тю, делов то, пиши сверхсрочку или сигай через забор. –Ага, с красным рюкзаком, чтоб легче искать было, отозвался кто-то и все закатились смехом. После вечернего построения, на котором обязательно присутствие всех людей и переклички, Петренко побрел в казарму, перебирая в голове различные слова, которые можно было бы использовать в качестве позывного. Туман, Вепрь, Курок, нет слишком как-то может что отвлеченное, типа Цицерон, или Цезарь и улыбнувшись добавил Салат. Ладно может что придумаю. Окно было на распашку, но жара парившая снаружи не привносила и толики свежего ветра в комнату, Петренко постепенно проваливался в сон, перебирая различный варианты будущего имени.
Посреди ночи неожиданно раздалась сирена и звонкий мужской голос, через местные ретрансляторы выдавал команды. Часть Внимание. Боевая тревога. Идет выброс. Всем занять укромные места, обозначенные, согласно карты местонахождения. Петренко вскочил как ошпаренный и с выпученными глазами смотрел по сторонам, не понимая что делать, инстинктивно он вместе с занавеской закрыл окно и в одних трусах выскочил в коридор, где уже собралось куча офицеров по форме четыре. Среди офицерам прошелся смешок, кто-то что-то сказал про обезьяну и выругавшись добавил,- превратили в детский сад. Петренко смутился и покраснел, к нему подошел Капитан, с которым он разговаривал утром, и произнес- товарищ лейтенант, возьмите с собой одежду, обувь и спускайтесь по лестнице в подвал, живо. Уже в подвале, переодевшись и остывая от зноя, Петренко услышал, как по громкоговорителям тот же голос произнес: “Часть. Внимание учебная тревога закончилась. Часть. Отбой.“ -Ну дела, произнесли вы и пошли к себе.
Пару дней, лейтенант либо слонялся без дела по части, либо слушал в курилке бесконечные рассказы и байки, от старожил, про зону, обычаи, аномалии, местных зверей. Наконец, какой-то старлей передал ему приказ, о зачислении в штат работников связи и выдал предписание, с распорядком дня, в котором были учебные классы, и как тут говорится КМБ. Из КМБ он понял, что такое Зона, что такое Выброс, основные места укрытия по части, а так же кое-что из местного ореола обитания, на занятиях он познакомился с соседом по парте- гражданским, который обслуживал местную лабораторию и средства РХБЗ. Веселый, компанейский парень по прозвищу Шелест. Кто-то даже за глаза говорил, что назвали его так за любовь к деньгам, что тут не очень то официально и любилось, и за якобы связи его с большой землей и некоторыми сталкерами, хотя подтвердить это никто не мог. –Слушай Серега, сказал Шелест, стоя в очередно раз в курилку после обеда, а ты тут давно, чет я тебя ни разу не видел? –Третий день. –Нуливичек чтоль? Улыбнулся Шелест. -То есть? Не понимая ответил Петренко. Шелест сложил пальцы правой ладони в букву “О” и произнес выбросов. Ты даже не “дух” по местным понятиям. –А,а,а улыбнувшись произнес лейтенант, ну, да. –Ничего, после выброса тебя определят, тут всех так, вас военных. За длинным рублем? –Что? выкашляв густой дым, угощенного Шелестом Partagas, переспросили вы. Шелест глубоко затянулся и склонив голову показал на жест рукой, во все времена значащий пересчет денег. –А.. Ну, в конечном результате да, хотя и само по себе Зона тоже интересна. –По крайней мере честно, произнес Шелест, не то что некоторые. Врущие себе и окружающим маргиналы. Они же вообще ничего не делают, понимаешь? – Нет, произнесли вы. Я пока что ничего не понимаю. –Ну, смотри. Есть Зона и ее тайны. Ее надо изучать, верно? – Верно. –Вот, а они? А они мнутся у порога, ловя иногда незадачливых романтиков и местных на границе, или заборе. Да тут за месяц, при должном вложении и управлении можно всю территорию вдоль и поперек измерить. А они… По километру в год… Вот так вот… А еще красная военная угроза называется. Бюрократы. Вот ты знаешь, что чтобы конвою получить форму и уйти на “первый”, сколько подписей им надо собрать? Тут только мед. осмотр идет два часа. Ладно, Шелест кинул в урну фильтр сигареты, чет завелся. Ты ходячих еще не слышал? –Что за ходячих? Шелест обошел вокруг лавочки в курилке и облокотился на спинку руками. Скрывшись в тени ветвистого дерева. –Трупы. Настоящие трупы. Только живые, вроде западных зомби, но не агрессивные. –Ха, рассмеялся Петренко, понимаю, что над ним решили пошутить.. –Да не, я серьезно. Да погоди ты не смейся, тут же вот какое дело, в Зоне куча поселков было, город, пригороды, ну и кладбища. Говорят, что некоторые встают и ходят по Зоне. Прям в чем похоронили. –Как же они ходить то будут, у них же все сгнило? Возмутился Петренко. –А вот поди и узнай. –А сам то ты видел? –Я то откуда? –Я тут, как на ладони, я бы и с удовольствием, но только кто же меня отпустит то? -Ладно. Что у нас там по распорядку? –Сон час. –Отлично, слушай, угости еще твоими, уж больно ядреные, прям за душу берут. Шелест машинально достал пачку, выбил пару сигарет привычным движением и протянул ее в сторону Сергея. –Ну ты как, не придумал себе еще позывной? –Нет, ответил Петренко и протянул руку за сигаретой. –Ты это нарочно что ль? Обидчиво спросил Петренко, глядя в глаза Шелеста и понял, что это не он трясет пачку, а легкое землетрясение. –Выброс?! С испуганным лицом вопросительно произнес Шелест. –А где сирена… тут же по рупорам разнеслась громкая команда, о приближающимся выбросе. –Черт бежим. –Давай за мной, тебе понравится, быстрее… Крикнул Шелест переходя на быстрый темп бега, в направлении склада РХБЗ.

Сообщение отредактировал RumataEstorsky - Вторник, 28.11.2017, 17:51
Российская Федерация  goodween39
Четверг, 07.12.2017, 18:24 | Сообщение # 17
Статус:
Опытный:
Сообщений: 3280
Награды: 7
Регистрация: 03.09.2013

Цитата RumataEstorsky ()
В общем под эгидой данного текста выйдет несколько рассказов

Это как? surprised Автор, смысл выражения "под эгидой" Вы вообще понимаете? cool

Добавлено (07.12.2017, 18:24)
---------------------------------------------
И ещё. Есть такая вещь, как текстовые редакторы. Разные. Их много. Там даже можно проверить правильность написания слов, фраз, предложений...
Да просто закиньте свой текст в "Ворд" и посмотрите на полученные красные подчёркивания. Далее по ситуации... biggrin

Российская Федерация  s-monolith
Четверг, 07.12.2017, 20:37 | Сообщение # 18
Статус:
Гость:
Сообщений: 65
Награды: 1
Регистрация: 31.03.2017

Да не, употребление доном Руматой высказывания "под эгидой" понятно: персонажей рассказа будет защищать от выпрыгивания как бы из ниоткуда то, что они фигурировали в большом тексте ранее.

А вот насчёт текстовых редакторов, верное замечание, я переносил в Ворд, разбивал на абзацы, добавлял комменты и разбивал диалоги для удобства чтения. Впечатление резко улучшается. Текст классный. Местами напоминает мне любимого писателя Беркема аль Атоми ("Мародёр", "Каратель" и др.).

Дон Румата, вынужден перед тобой извиниться. Сначала я подумал, что ты, как долговец, применяешь боевое НЛП, глумишься над читателем, который себя ассоциирует со "Свободой" и предлагаешь вкусить "виртуального петушения". Великий Монолит повелел мне искать праведных в "Долге" и "Свободе", заодно захотелось способствовать примирению этих группировок, а какое уж тут примирение, когда они начинают глумиться в таком стиле и шкуру драть, текст вызывал отчаянье.

По тексту много мыслей возникло. Типа комичных, к примеру, почему Митяй в самом начале отрезки на трубке измеряет в дюймах? Получается тонкое глумление над западными ценностями. Потом, Енисей вспоминает намёки Азота на суровость Высоцкого уже после того, как они накосячили с Кедром и Вахтёром. Казалось бы, Высоцкий должен был отобрать действительно надёжных людей для такого суперважного дела, изначально намекнуть, что если они завалят это дело, то он сказку про своё шкуродёрство сделает былью... Сейчас занят сильно, думаю по тексту более обстоятельно коммент написать в январе.

Пока напишу, что меня текст сильно напугал в одном отношении. Как слуг Монолита, нас с братьями не смутит вести к Нему людей сколь угодно униженных и раздавленных, тем более по Зову Его. Сострадание и совместная монолитва очистит и наши души, но это при условии, если человек примет Его, и Великий Монолит преобразит человека к Жизни, и будет тогда Светлый День. Но может так получиться, что запредельно настрадавшаяся душа отвергнет Его, отвергнет Его Творение! Человек нанесёт страшное оскорбление Ему. Очень боюсь когда-нибудь привести такого человека к Монолиту.
Российская Федерация  goodween39
Пятница, 08.12.2017, 16:12 | Сообщение # 19
Статус:
Опытный:
Сообщений: 3280
Награды: 7
Регистрация: 03.09.2013

Сообщение отредактировал goodween39 - Пятница, 08.12.2017, 16:13
Российская Федерация  RumataEstorsky
Среда, 13.12.2017, 13:22 | Сообщение # 20
Статус:
Гость:
Сообщений: 47
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Часть 2. Выброс.
Под приближающиеся раскаты грома, и аккомпанемент сирены из громкоговорителей, Сергей бежал за Шелестом. Пробежав умеренно быстрым темпом метров двести они вбежали в предбанник при складе РХБЗ, к слову сказать, это то единственное, что сильно выделяло данную часть от общевойсковых, именно предбанники, у каждого здания, перед тем как в него попасть, стоял некий предбанник- без окон и дверей, на случай выброса, для максимальной доступности к месту укрытия, однако, это нарушало предписания по нормам и правилам, а так же безопасности против нападения, но как говорят тут, нападать на нас никто еще не пробовал, а выброс каждую неделю. Подобные сооружения, так же были и по пути следования к “Первому”, некоторый были в виде бетонных бункеров, завезенных различными способами и рассчитанные до десяти человек.
Сбавить заданный темп получилось только погасив скорость бега внутри предбанника, частично припечатавшись в стену напротив проема.
- Пошли Серега, не отставай, это еще не все.
Шелест достал ключи и быстро отворив дверь прошмыгнул вглубь, с проема донесся запах талька и резины, идя за ним, глаза ловили очертания комнаты и ступенек в тусклом мерцающем свете аварийного освещения.. –Осторожно голову тут, низкий свод. Произнес Шелест. Через полминуты Сергей уже стоял посреди комнаты, огражденной сетью и дверью-проемом, из которого, судя по всему, и получали комплект индивидуальной защиты бойцы. Шелест открыл дверь и энергично пошел в сторону стеллажей, на которых лежали разные предметы, детекторы, костюмы, сферы, маски, распираторы, приборы с выпуклыми стеклянными экранами и много что еще. –Давай быстрее, крикнул Шелест из глубины склада. Лейтенант пошел в сторону крика и вышел к небольшому пространству, свободному от стеллажей, в котором размещался маленький холодильник, письменный стол с несколькими журналами, лампа, стул, кресло и тахта напротив одного из стеллажей, вдоль внешней стены. –Садись. Сказал Шелест и не глядя показал в сторону стула, при этом начав сгребать с одной из широкой полки, прибитой к стене какие-то безделушки и ставить на него не высокое, но широкое зеркало, в котором отражался потолок. –Готов? Громче произнес Шелест, перекрикивая гул, и не дожидавшись ответа, дернул шнурок, привязанный к полке стеллажа, в это же мгновение у потолка, напротив узкого подвального окна отодвинулась шторка, обнажив второе зеркало, и взгляду представилась картина, на которой виднелась часть неба, со стороны внутреннего периметра и лес, своими верхушками протыкавший небо.
-Это безопасно?
-Вполне. Главное не открытый контакт. Произнес сквозь сжатые губы Шелест, прикуривая сигарету и сев напротив Сергея, пристально всматриваясь в глаза.
-А ты?
-Я уже видел, много раз, хочу посмотреть на реакцию человека, который ни азу этого не видел, если ты не против…
Стояло легкое дрожание, мелкие предметы звенели на полках, в воздухе, на падающих лучах света виднелась пыль, обильно падающая сверху из за легкой дрожи стен. На уши давил сильный гул и скрежет, словно кто-то очень сильный мял металлические переборки судна, или тащил по асфальту гигантские полозья с гаражом, или чем потяжелее. На грязноватом и дрожащем зеркале виднелось небо, которое на глазах стало становится красноватым, будто на него кто-то сыпанул марганцовки и оно из нежного и безоблачного голубого превращалось в сотни цветов и оттенков красного и бардового. Вдруг все стихло… и тут же по небу проскочила будто волна света, ближе к белому и синему, ослепив на миг, и заставив отвернуться, после чего раздался оглушительный взрыв, который тут же перерос в многочисленные звуки характерные для дуги электрического тока, который Сергей наблюдал в лаборатории физики в школе на опытах в детстве, только этот звук был продолжительным и сильным, один сменял другой, устрашающий, пальцы тряслись, а по всему телу от страха и безумия шли мурашки, внутри была паника казалось будто холодный пронизывающий ветер тонкой струёй проходит сквозь тело, замораживая все органы, что касался. Было тяжело дышать, сердце стало шарахаться, ища хоть маленькую щелку в грудине, чтобы выскочить. –Погоди, это ультразвук, скоро пройдет. Сказал Шелест, но его слова небыли не поняты, не встречены одобрением. Шелест встал и протянул зажжённую сигарету, Петренко молча взял трясущимися руками и вставил в рот, предварительно приложив не мало сил его открыть, так как скулы сводили челюсти словно тиски, затянувшись горячий дым в легкий стал возвращать в себя. На небе регулярно вспыхивали мелкие шарообразные разряды от белого, до фиолетового спектра, иногда мерцали молнии, только не как при дожде, на долю секунды, а долго, по три-четыре секунды, шаря вторым концом, закрепленным к Земле по местности. Небо пульсировало в такт ему одному понятному ритму, плавно мигая всем красным спектром, обнажая в какие-то промежутки прямые черные струны, тонкими редкими линиями, пересекавшими все небо. Звук и пульсации стали стихать, создавая ощущение законченности пьесы, однако за мифическим спокойствием и надеждой на окончание выброса пришла новая волна, еще более яркая, еще более громкая, еще более страшная. Сергей схватился за уши и согнувшись в позе эмбриона стал заваливаться и упал со стула, его крик был еле слышен, сквозь раскаты грома и электро разряды, он стонал и перекатывался по полу, что-то махал рукой и хватался за полки, скидывая с них различные предметы и пытаясь скрыть голову…
Когда выброс стих и по ретрансляторам пробежалась команда отбой, Сергей еще долго сидел в подвале, куря и думая. Думая об увиденным и услышанном, в голове бегало множество мыслей, одна из которых, периодически подбегала и спрашивала, а ты выдержишь второй, а тебе надо тут быть?
-Шелест, подавленным голосом обратился Петренко. Это всегда так страшно?
-Нет, не всегда, иногда чуть меньше, или может я уже к этому привык. Некоторых от страха мышцы сковывает. Как памятники сидят, колыхнуться не могут.
-Много у тебя тут побывало?
-Нет. Я особо об этом не афиширую. Но это дает понять две главные вещи..
-Какие?
-А надо тебе все это? И, что будет если ты не найдешь укрытия…
- А что будет?
-Я не знаю, честно... Оставлял крыс, всегда были мертвые. Ученые ничего не говорят, а у солдат спрашивать, так те расскажут…небылиц.
-Что из себя представляет выброс?
-Не знаю я этого, Сергей., думаю, никто не знает.
-А что за черные линии, как струны?
-Заметил да? Улыбнулся Шелест. Не знаю, но видно не всегда. Может по ним идет выброс, не знаю. Мне вот что не дает покоя, когда тебе бьет по рукам, желание совать руки должно отпадать, а мы суем…
-Не понимаю… покачав головой отозвался Шелест
- Ну, вот смотри, ты узнал про Зону, про ее тайны и секреты, пошел туда, через забор, искать деньги, не вляпался в многочисленные аномалии, которые уже должны страх вызывать, они уже смертоносны, радиация по всюду, но все равно лезут, и тут случается выброс… и всё равно, не останавливает людей, может они ищут что, нечто большее чем деньги, может какую-то степень свободы… выбора, принятия решения, жизни, смерти… может именно тут настоящая жизнь и за ней идут…а если среди них есть те, кто по-другому будет смотреть на зоны и ее дары, на людей. Тех кто будет жить против правил… Как быть тогда? Военные тут не всесильны, их закон буквально два километра от “демилитаризованной зоны” а дальше все… свобода.
-А разве они не должны за этим следить? Сказал Сергей.
-Должны… Скажешь то же. Никто, ничего, никому -не должен. Это армия есть устав. Да и, да и сам все понимаешь, тут подмазал, там дал вот и вся армия…
- Слушай, вот и идее, а как тебе… Сергей Долг..? А?
-Долг? Удивленно посмотрел Шелест, угощая сигаретой.
-Ну да.
-Не, конечно звучит, но как-то не кошерно.
-Не что?
-Кашрут…А ладно… Забей. Не звучит, в плане, должен вечно, ассоциации какие-то. Вот если тебе Должны, усмехнулся Шелест, а так. Ладно. Слушай, я тут сегодня посиделки устраиваю, мне с большой земли кое-что принесли и он приподнял один из комплектов ОЗК, под которым на другом лежали несколько цветастых бутылок с алкоголем, так что приходи, после поверки…
Сергей улыбнулся и кивнул головой. –А кто будет?
-Только нужные люди…
-А я тогда тут зачем? Иронично произнес Сергей.
-Ты тоже станешь нужным, а я тебе. Не морщись, давай. Приходи.
-Гитару взять? Приободрившись спросил Сергей.
-А ты лабаешь? Что за репертуар?
-Семёныча... в основном.
-Отлично...
Германия  Гамп
Среда, 13.12.2017, 14:32 | Сообщение # 21
Статус:
Опытный:
Сообщений: 1642
Награды: 5
Регистрация: 31.07.2012

Здраститя! Что за фигня у вас тут?
Сообщение отредактировал Гамп - Среда, 13.12.2017, 14:33
Российская Федерация  RumataEstorsky
Четверг, 14.12.2017, 12:13 | Сообщение # 22
Статус:
Гость:
Сообщений: 47
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017

Проверяем на крепость анус одного из Свободы, параллельно пишем свою историю Зоны

Добавлено (14.12.2017, 12:13)
---------------------------------------------

Часть 3. Зона.
В подвале Шелеста, где еще недавно, корчась от страха и боли в суставах, лежал Петренко, теперь стоял приятный запах паров алкоголя, домашних бутербродов и мясных нарезок, мягкий вкус заграничных сигарет. Петренко доигрывал очередной мотив, некоторые офицеры подпевали, на деке гитары красовалась в круглой рамке фотография какой-то красотки и залакированная роспись Высоцкого В.С.
-Ну даешь Серега… С восхищением произнес капитан, который принимал его в своем кабинете, и под общий возглас несколько раз ударил в ладони. –Ну, дела. Такой талант пропадает. Нужна тебе эта армия, двигался бы дальше, эстрада там или в барды. Лейтенант слегка смутился и покраснел. Ему тут же протянул один из офицеров с наполовину расстегнутым кителем граненку с налиты неизвестно где взятым брэнди. После очередного тоста, все опустошили тару и вышли подышать наверх. –Кто сегдня? Спросил кто-то спереди.
-по части?
-Ага
- Начштаб…
-У.у.у.у. Улсышалось явное не одобрение. Ладно, надо потише.
Группа офицеров собралась возле курилки и закурив слово взял капитан. –Сергей, желание после выброса не пропало родине служить?
-Первые минуты четыре напрочь, а сейчас вроде все хорошо, ответил лейтенант и некоторые ухмыльнулись и понимающе покачали головой.
-Да уж. Тут вот что. К нам депеша пришла по спутнику, через две недели прибудет третья партия контейнеров ОЯТ от ТВЭЛов с братских республик, надо будет на могильник везти, все люди понадобятся. Так что, если ты не сдрейфил, то завтра зачисление в часть, припишу тебя к погранотряду, походишь с недельку, попривыкаешь, ознакомишься, а потом в путь.
-Товарищ капитан, слегка заплетающимся языком обратился Сергей, а что, в Зоне могильник есть?
-А куда он пропадал? Там при станции всегда он был, а после аварии ничего не изменилось, уже несколько захоронений контейнеров было, тонн шестьдесят лежит. Ждет своей участи.
-А это не рискованно?
-Что именно? Захоранивать в Зоне? Конечно. Но лучше тут, чем на Франца-Иосифе, или Новосибирских островах. Да и хранилище тут приличное.
-А кто его стережет и обслуживает?
-КГБ, кто же еще.
-То есть они там? В Зоне?
-Ты много задаешь вопросов. Сергей, ты в упряжке?
-Да, конечно.
-Товарищ капитан?
-М…
-А почему вас зовут Шорох?
-А, это… я до зоны в Афгане в восьмидесятой ОРР был, радистом. Слух хороший был, шорохи слышал. Вот и прозвали…
-А тут как оказались?
-А не осталось никого… Да и списали по ранению, но в комитете нашли работенку, со дна подняли и дали новую цель в жизни. В общем так и живем. Ты, то Высоцкий, не надумал себе позывной?
-Думал, товарищ капитан, перебирал, вот Долг думаю.
-Долг?!... Хм.. Ну… А что Высоцкого не возьмёшь?
-Высоцкий? Удивленно спросил Сергей..
-Не, ну а что…Песни ты его катаешь конечно на УРА, бери в память…
-Да не, не красиво… Я еще подумаю.
-Ну, как скажешь. Ладно я отбой, завтра куча дел. Счастливо.
На следующий день, по распоряжению из штаба части, Петренко получал комплект одежды и обмундирования у Шелеста.
-Ты смотри, если что персональное надо, вне устава, обращайся, найдем, подыщем.
-У как же устав?
-Решается. Тут главное выжить.
-А дорого?
-Жизнь?
-Понял. Ладно. Пойду, а то через два часа заступать.
В обед после развода, Сергей, два офицера и несколько солдат заступили на суточное патрулирование восточного периметра. Место спокойное, и даже живописное. Каждые три час обход одной из групп периметра, так что и поспать и отдохнуть есть время. Первым вышла группа в состав которой входил сергей, бойцы сели в уазик, погрузив АКМы в багажник и не спеша покатили по дороге вдоль периметра. Справа от них возвышался железобетонный забор, с колючей проволокой на свесе в два ряда и оградой, из колючки, между которой катился уазик, сразу после забора песчаная полоса шириной метра в два.
-Что я должен смотреть? Спросил Сергей
-Следите за песчанкой, на предмет следов и нарушения рисунка от бороны, а так же за целостностью колючки, если что она висеть будет.
-Серьезно тут все у вас. Сказал Сергей.
-Да не, это только первый десять километров, дальше просто, без колючки. Это так, для начальства и для отвода глаз.
Лейтенант смотрел сквозь открытые окна на периметр и почувствовал как на него стал нападать послеобеденный сон, умноженный на духоту и свежий лесной воздух. Что бы отвлечься он решил заговорить. –Слушай, Волк, а ты давно тут, в Зоне.
-Я то? Взглянув на спящих солдат, на заднем сиденье, произнес Волк. –Да с забора, я комитетчик, меня сюда еще на первом этапе прислали, периметр возводили, а потом так и остался.
-Ясно. Старожил значит.
-Ну, да..
-А что за случай со сталкером с красным рюкзаком?
-А ты откуда знаешь? Прищурившись спросил Волк
-Да, собственно в столовой слышал, как-то…
-Ох уж эти солдаты. Ничего не могут. Особенно язык держать за зубами. Особенно дембельнувшиеся… Спустя минут пять он продолжил. –Случай был, тут недалеко аномалия есть, я тебе покажу, безобидная, хотя, я в эти порождения безобидный Зоны- не верю. Она мать, строга и принципиальна, ее пряник это любовь и умиротворение, все остальное только кнут… Так вот, тормознули как-то там, пошли показывать да на карточки запечатлеть, стоим значит фотографируемся, со вспышкой она особенно красиво выглядит, переливается вся. Тут, значит мы всей гурьбой реши щелкнуть, выставили фотоаппарат, отложили оружие, расставились, всё, ждем, когда вылетит птичка. Тут, вдруг, через забор перелетает большой такой красный походный рюкзак, облепленный котелками, тапками, топором веревкой и еще бог знает чем, литров так на восемьдесят. Ну, мы сидим наблюдаем, а до него вот, как до той березы, метров двадцать. Тут значит руки появляются, потом голова, тело вылезает ошарашенное, видит нас, мы его, ну думаю сейчас обратно полезет, а он нет, быстро перелез, подошел к оружию, взял один из автоматов, не знаю как у других, а у меня лично все причендалы сжались, подобрал рюкзак, напялил его на себя и тихонько спиной стал отходить. Нас так и сфотал фотоаппарат, бледных и смотрящих в другую сторону. Потом уже искали, но где его тут при лесной зоне искать будешь, да без карты проходов.
-Да, дела, а что с оружием?
-Да, что. Дисциплинарка. Всем. Кого на губу, кому в личку, Махно под требунал, только не доехал он. Его когда транспортировали в их буханку Маз въехал с бутаком груженый, близь города. Там… Без вариантов.
Настроение у лейтенанта несколько поубавилось, не ожидая такого поворота событий и дальнейшую часть до аномалии он ехал молча, смотря на периметр и лесополосу.
-О. Приехали. Сказал Волк, доставая сигарету. Пошли покажу.
-Аномалию?
-Ага.
Пройдя по высокой траве в сторону леса, на опушке стола пара берез, как-будто обособленные, они подошли к ним.
-Присмотрись, сказал Волк. Видишь паутина растянута между ними?
-Да.
-Это она.
-Точно она? Просто на паутину и впрямь похожа…
-О, да…. Смотри. Волк набрал в руку горсть земли и кинул в россыпью в сторону паутинок. Послышался легкий стрекот, словно разряд маленького конденсатора или стрекотание стрекоз.
-Интересно. Как только земля и пыль осела, паутинки снова стали проявляться.- А трогать их можно?
-Вроде можно, но я бы не стал. Мало ли что.
-Да не, ничего не будет, сказал один из солдат, подошедший к офицерам, ч уже трогал, вот смотрите и солдат стал водить между берез ладонью. Было слышно как рвутся, паутинки и снова восстанавливаются. -Никакого ощущения.
Петренко подошел ближе и занес ладонь, чтобы вдоль ствола одного из дерева ощутить самому аномалию.
-Товарищ старший лейтенант, крикнул второй солдат из машины, тут по рации усиление передают, прорыв западного.
Группа быстро встала и направилась в сторону джипа.
-Что за прорыв? спросил Петренко.
-Следы нашли, видать сейчас узнаем. Нам сейчас быть внимательными и аккуратно идем по маршруту, к нам на усиление идет спец группа, потом до приказа патруль, ну.., а там…, черт его знает, что там… пробубнил себе под нос Волк.
Ближе к вечеру усиление вместе с группой приехало на пост, сдав дежурство второму отряду, в части стоял переполох и по плацу регулярно бегали какие-то офицеры из здания штаба в сторону МПП и казарм.
-Что случилось? Спросил Петренко у капитана Шороха.
-Залет. Вот что случилось. Несколько отречено ответил капитан.
-Пошли, покажу, такие вещи показывать надо, чтобы понимание было, где ты…
Капитан двинулся в сторону МПП, Сергей шел за ним. У крыльца предбанника МПП стояла группа людей, стоявших кругом и что-то обсуждавших, стоял общий говор, из которого отдельными фразами можно было расслышать вот жен на, судьба уготовила и что кому-то очень не повезло. Подойдя ближе, капитан обратился к офицерам и солдатам, сказав, чтобы они не толпились и приступали к своим обязанностям, а не глядели тут. Солдаты стали расступаться а потом и вовсе уходить. То что увидел Сергей, сначала ничего плохого не предвещало. Ну тряпки лежат какие-то мокрые, камуфляжные. Но потом взгляд стал замечать детали, и картина стала складываться, что и представить было бы не возможно. Сначала Петренко понял, что это не тряпки, точнее, еще час, два назад это было человеком, а то, что лежит- его одеждой, просто сейчас не было рук, ног и головы, туловище, его нижняя часть вместе с тазом вмято в ребра и, судя по всему, это еще хорошенько били или проехали по нему катком, много раз, часть какой-то утвари, кажется сумки или…да, рюкзака вмято и перемешано с плотью, виднелись часть металлической посуды, словно вживленной в ткань, Петренко стало плохо и он вывернул содержимое желудка на изнанку в сторону некогда клумбы.
-Что это, с трудом произнес Сергей, стараясь не смотреть на груду плоти.
-Это?... Оценивающе вглядывался в реакцию лейтенант, начал капитан.-Это, друг, Зона. Самая что ни на есть натуральная. Без прикрас и мифов- реальность. В данном случае “грави” легкое парение воздуха, будто от раскаленного асфальта, только больше, бывает целые поля занимает, кинешь в нею банку завтрак туриста и на выходе, в лучшем случае, маленький шарик, чаще ничего, раскидывает в пыль, на атомы, не знаю, как точно сказать, но зрелище не описуемое, а этот, капитан ткнул носком ботинка в сторону кучи, нарушитель, через западный перелез, наши за ним, он от наших, и вот результат, дембель без ноги, разорвало по бедро, одни лохмотья и лоскуты, это он в студень наступил, а этот в грави угадил. Теперь писанины на неделю… Капитан выругался и зашел в МПП.
Все оставшееся дежурство Петренко молчал и не прикасался к пище. Голова была тяжелой а мысли посещала истина, что Зона, это не место для отдыха, не место для романтики, тут своя неоспоримая красота есть, но под ней всегда скрывается смерть, как карнавальная маска. Больше всего его пугало, что по сути, никому не надо ничего, всех все устраивает, никто не пытается оградить ее от людей. Быть может однажды, военные разрастутся и будут держать полный контроль, в противном случае, сюда придет анархия и беспредел. Под покрывалом аномалий и стука счетчика можно такие зверства чинить и дела проворачивать, нет. Точно нет. Так быть не должно. Кто-то должен все это контролировать…

Российская Федерация  RumataEstorsky
Вторник, 26.12.2017, 15:18 | Сообщение # 23
Статус:
Гость:
Сообщений: 47
Награды: 0
Регистрация: 28.06.2017


Часть 4. Туча
Вторые сутки после очередного выброса. Петренко, на этот раз, встретил его в общем офицерской комнате и перенес гораздо легче, утром первого дня, на разводе, нач. части была поставлена задача, по встрече и приемке делегации, ученых, сил специального назначения приписанных к грузу, груз, комитетчиков и планирование перемещения. Уже ближе к двенадцати на плацу стали принимать первые транспортники, с выгружаемыми ящиками и людей с чистыми и белыми руками, характерная деталь, которую для себя подчеркнул Петренко, это тот факт, что Шелест был очень хорошо знаком с пилотами, и некоторыми из прилетевших, так как довольно тепло их встретил и принял от них особые контейнеры. Вслед за восьмерками в небе появился исполин, который Сергей в жизни никогда не видел, невообразимо огромный вертолет серого цвет постепенно снижался над плацем, вихри ветра, создаваемые его лопастями разгоняли пыль и опавшие листья прочь, плотно прибивая их к стенам и окнам прилегавших к плацу строений. Пилот филигранно посадил на вполне не маленький плац такую махину. На его посадку вышли почти все, судя по реакции, так же впервые увидевших, столь огромный вертолет. После остановки главного винта, его аппарель плавно опустилась и в чреве фюзеляжа показалась белая машина на базе БТР с желтокрасными полосами и радиационными знаками, а так же несколько людей, одетых в защитные костюмы белого и желтого цвета. Люди высадились, расшвартовали БТР и тот спустился на плац, вслед за ним были выгружены какие-то ящики. Спустя пару часов, весь груз был распределен равномерно под загрузку на плаце, а исполинских размеров вертолет улетел в сторону внешнего периметра. Следом по рации передали приближение колонны и по части была объявлена тревога, часть заступила в боевое дежурство, все ждали приход основного груза. К вечеру ворота внешнего периметра отварились, и в часть вошла колонна техники, два 543 МАЗа с полуприцепами закрытого типа, в виде рефрижератора, в голове шел армейский уаз, ГАЗ66 с солдатами два БТР-80, на которых сидели люди в форме и снаряжении которой, Петренко никогда не видел, то были крепкого телосложения бойцы, с накидками, закрывающие лица, в масхалатах и горке, поверх которых были надеты бронежилеты, чем то напоминающие 6Б2 только более модернизированные, сверху разгрузка с наполненными карманами, на головах были какие-то шлема с толстыми забралами, у каждого солдата было несколько типов оружия, отчетливо Петренко разглядел СВД у одного из бойцов и ПКМы у двух других, у оставшейся группы идентифицировать оружие не представлялось возможным, так как Петренко их никогда не видел, удивило очень толстый ствол, и аккуратную визуальную легкость самого оружия, которым были укомплектованы спецы. За спинами некоторых были трубы огнеметов. Смотря на слаженные действия спецназа, Петренко стало как-то легче, понимая, что на таких людей можно положиться, они всем своим видом внушали трепет и уважение. Заехав на территорию части, судя по всему командир спецов, собрал их на плацу, и что-то говорил, после чего они как муравьи забегали от машин к месту разгрузки на плацу, вынося оборудования и снимая с себя амуницию. МАЗы были отогнаны на ремдвор, и была выставлена круглосуточная усиленная охрана из объединенных сил комитетчиков и офицеров части. Если и спали все отдельно, чтобы свести к минимуму возможные контакты и излишнюю напряженность.
Вечером перед отбоем, в части был введен комендантский час, Сергей уловил момент пересечься с Шелестом, который вольяжно угощал очередной сигаретой одного из вояк.
-Здоров Шелест, стал заходить из далека Сергей и достал невзначай из кармана пачку космоса стал прикуривать.
-Здоровенько булы… Ответил Шелест
-Слушай кто это все?
-Это… Хм… Это брать кто надо и он сделал жест глазами, устремив их в небо.
-Ясно. Это они нас поведут?
-Ну, как тебе сказать, по большому им ничего не известно о Зоне, так, мелочь, думаю инструктажи конечно были, но они тут для успокоения и транспортировки доя сюда, а дальше вы главные, но они идут с вами…
-А зачем они, от кого нас охранять?
-Ну, есть тут живность всякая, хотя, конечно же, вряд ли она на такую колонну пойдет, зверье не дураки, все жить хотят, так для порядка…
-А что это за спецы, со странным оружием? И что за Вертолет сегодня был?
-Чет Серега ты вопросы задаешь, не по теме, а не шпион ли ты часом? Спросил Шелест изображая интонацию и манеру жестов местного замполита. Вместе засмеявшись, Шелест добавил. Ничего такого. Спецы из комитета, самый сок, а техника, так то транспортник новый МИ-26. Красавец. Двадцать тонн как нефиг делать…
-Ну дела… Ответил Сергей.
По громкоговорителям объявили двадцати минутную готовность да комендантского часа, и друзья попрощавшись разошлись.
Утром крик дежурного по роте ознаменовал новый день. На плацу, уже вовсю потели, вновь прибывшие спецы, выполняя упражнения инструктора, Петренко ощущал легкое недомогание, вызванное волнением перед поставленной задачей, а так же перед ответственностью, хотя как таковое, по сути дела, он был лишь массовкой, отвечающий за очень не существенную цель, связанную с организацией выставления кордона, во время разгрузки бочек у хранилища. Ровно в девять, с территории базы, через внутреннее КПП стартовала в сторону базы сталекров колонна техники, в голове шел все тот же УАЗ, позади броня со спецами, два МАЗа, БТР комитетчиков и ученых, на корпусе которого красовались многочисленные антенны и датчики, два ГАЗ 66, в одном из которых в кузове в обнимку с АКМом, на лавочке в окружении офицеров сидел Петренко, наблюдая через борт за шлагбаумом и БТР-м части, шедшего позади замыкающим. В тенте стояла тишина, изредка прерываемая короткими инструктажами и комментариями со стороны капитана и других офицеров части. Примерно через час езды, колонна остановилась, команды вылезти не последовало, поэтому всю информацию о причине остановки Петренко узнал у Шороха. Как оказалось, колонна взяла с собой нескольких проводников, из деревни сталкеров, из числа тех, кто наиболее опытный, и несколько ученых, которых посадили в белы БТР, после чего колонна пошла неспешно по дороге дальше, к “Первому”. Петренко рассматривал окружающий пейзаж, не весть от куда взявшегося осеннего мотива, многочисленный тополя, некогда украшавшие местную дорогу, стояли либо без листьев, либо в желто коричневых цветах. Мимо то и дело проплывали очертания полусгнивших от времени и без присмотра деревень хуторов, водонапорные башни, болота, недостроенные технические строения. Все чаще стали появляться в кюветах дороги встречаться старые автомобили, судя по виду некогда принадлежавших местным жителям, какие без стекол и колес, какие почти целые, но выцвевшие или слегка ржавые, иногда колонна делала поворот, объезжая препятствия, в виде бетонных плит и труб от колодцев и систем водоотвода, повсюду стояли кучи технологического мусора , состоявших из различного рода техники, пролетов мостов, катушек и полиспастов, все выдавало когда-то страшную картину глобальной катастрофы. Было в этом какое-то умиротворение и торжество природы над зазнавшимся гением человечества, гением первооткрывателя и покорителя, месть природы за то, что люди приоткрыли то, что не понимали даже и каплю. Вскоре, колонна встала и раздалась команда выгружаться и собраться у транспортных средств. Солдаты и офицеры охотно вылезли из машин, разминая затекшие то ли от сидения, то ли от переживания конечности. К каждой группе подошли люди и созвали командиров подразделений к белому БТР, закурив, некоторые стали осматриваться по сторонам, впереди зиял КПП “Первого” напрочь перечеркивая все представление, которое сложилось об этом месте от рассказов, в реальности это была даже не часть, а небольшой укрепленный мешками с песком и бетонными дотами с бойницами периметр, вокруг которого стояли указательный таблички, с предупреждениями о стрельбе на поражение без предупреждении, чуть далее, слева и справа стояли многочисленные значки, один страшнее другого, говорящие об наличии на полях мин и высокой радиации. Сам КПП, по сути, это двойные ворота, первого и второго эшелона, ограничивающие единственный проход под железнодорожным мостом, по которому когда-то ходили поезда, к железнодорожному вокзалу города Припять и отдельной веткой к ЧАЭС, в данный момент это больше напоминало из учебников истории черно-белые фотографии с Великой Отечественной. Часть полотна была скручена в спираль и свободным концом метров на восемь возвышалась в небо, словно детский атракцион. Правее стоял, словно только что сошедший с завода, чистенький локомотив ВЛ с горящим центральным прожектором в сторону моста, от которого остались только метра по два с каждой стороны от насыпи. Остатки ферм свисали вниз и частично лежали у КПП. Картина производила страшное впечатление, Петренко закурил и обратился к Шороху.
-Товарищ капитан, разрешите обратится..
-Разрешаю, отозвался Шорох.
-Товарищ капитан, а зачем держать тут локомотив?
-Локомотив то?... Произнес Шорох и ухмыльнулся. –А его никто и не держит…
-Не понял, товарищ капитан.
-Это местная достопримечательность, Сергей. Он тут с катастрофы стоит. Фонит жутко, потому и огорожен, за ним тоннель, но войти в него невозможно, он частично осыпался да и фонит там тоже будь здоров, тут уже за метров тридцать до него счетчик из кармана выпрыгивает.
- А как же солдаты?
-А у них все по нулям. Вот такая загадка Зоны.
-А свет, как он горит?
-А никто и не знает. По нему даже стреляли, в свое время, когда место искали по КПП, только толку мало. Даже стекло не бьется. С тех пор и стоит… Светит, в наше светлое будущее.. А вообще место тут интересное. Как-нибудь обязательно покажу, после вылазки. Тут есть на что посмотреть. Тут недалеко пиро есть и электра, аномалии местные, одна плотно висит в проходе левее, через нее пройти невозможно, там уже на подходе метров за семьдесят до прохода пять киловольт, сколько дальше одному черту известно. Лейтенант присвистнул.
-А пиро?
-А пиро?...А пиро это пиро. Как вечный огонь, только жара в радиусе метров двадцати под шестьдесят, по кругу шар бегает, махонький такой, как в журналах, напоминает шаровую молнию, в центре столб пламени, рядом дерево растет, хоть бы хны. А земля вся выжжена.
-Ого… Озадаченно полученной информации произнес Сергей.
Послышалась приготовиться и все стали облачаться в выданные комплекты ОЗК и хим, био, рад защиты, натягивая противогазы и разгрузки поверх костюмов. Следом прошла команда “ По машинам”, и все спешно расселись, согласно инструктажа. Некоторое время постояв, двигатель шестьдесят шестого завыл и покатился на первой в сторону проходной. Петренко смотрел по сторонам "Первого", замечая условия службы и быта местных героев, которые доблестно несли службы в таком враждебно человеку месте. Двигатель стал набирать обороты, и вскоре, снова заурчал на средних, гоня по отсыпанной щебнем дороге. Иногда на каких-то развилках и перекрестках колонна останавливалась и через минут двадцать тридцать, вновь продолжала путь, выбирая наиболее безопасный путь для автотехники. Местные пейзажи стали меняться с лесов, полей и оврагов, на более ухоженные ландшафты, говоривших о скором приближении к какому-то населенному пункту. Стали появляться автобусные остановки, дорога стала шире и появился асфальт, из которого то и дело местами пробивалась растительность. Слева по ходу стали расти траншеи, за выбранным грунтом которых красовались на большой поляне куча совершенно разнообразной техники, от мелких автомобилей, до кранов и пожарных машин, танкеток и экскаваторов.
-Это кладбище ликвидаторов… Сказал сквозь противогаз Шорох. Тут процентов восемьдесят техники свезено, которая учувствовала в ликвидации аварии, фонить будет еще пять тысяч лет, так говорят, во всяком случае.
-Да, насорили мы когда-то. Шорох кивнул.
-Тут живность водится, сталкеры рассказывают…
-Они сюда ходят?
-Да, причем такой жути бывают наговорят.
-Долго нам еще, а то как то не по себе?
-Нет, час, может полтора и мы на месте. Не бойся. Не в первый раз идем.
Сергей отвернулся в сторону выхода и смотрел, как делая очередной поворот колонна стала уходить от кладбища. Дыхание постоянно требовало усилий, успокоится было сложно, очень хотелось снять противогаз, однако смотрелось бы это, конечно по-поцански, из-за чего Петренко приходилось постоянно концентрировать внимание на каждом вдохе, тем самым только усложняя. Сергей чувствовал, как по нему ручьями под ОЗК идет пот, и щекочет глаза и веки, раздражая солью, вызывая назойливое желание почесаться. Он перехватил левой рукой цевье стоящего на прикладе АКМ, и правой рукой принялся потирать лоб и лицо через резину противогаза. Его взгляд упал на антабку АКМ и он подумал, что ему привиделось на фоне кислородного голодания, антабка, несмотря на ремень, смотрела вертикально верх, натягивая ремень. Он нажал на нее, и ощутил легкое сопротивление, опустив ее вниз, он с удивлением заметил, что она снова приняла стоячее положение.
-Шорох, смотри, что за дела? Обратился к капитану лейтенант.
Шорох пристально посмотрел в сторону оружия и тут же, что было сил, закричал.
- Тревога! Красный!
Сидячий у кабины офицер тут же стал колотить прикладом по кабине и машина через мгновение резко встала. Тент, покрывавший кузов шестьдесят шестого, вместе с дугами сорвало, словно покрывало и устремилось вверх, по пути сминая и собирая в клубок. В легкий полумрак кузова ворвался свет солнца, осветив, словно застывшие памятники, обезличенных бойцов, головы которых были устремлены вслед улетавшему тенту.
-Срочно покинуть машину. Продолжал кричать капитан.
Сергей что было сил устремился прочь, выпрыгивая из кузова, следом за ним впопыхах прыгали остальные, ложась на землю вокруг шешыги и в кювет близь дороги. Капитан продолжал чуть ли не пинками выталкивать бойцов из кузова, неожиданно весь корпус стал дрожать и послышались многочисленный хрусты и лязги металла, грузовик стало тащить боком в сторону, слегка приподымая заднюю ось, люди внутри стали отрываться от пола и вылетать в сторону поля, по пути громко крича и маша руками. В кокой-то миг, их голоса обрывались, а на месте людей образовывались сгустки красно-серой, газообразного вида массы. Капитан постарался было выпрыгнуть, но ему мешал АКМ, тянувший его в сторону улетавших солдат, Петренко подбежал к нему и схватил за руку, тело стало легче, почувствовалась тошнота, появилось ощущение, будто еще мгновение и он сам полетит вслед за волочившимся и заваливающимся на бок грузовиком, Петренко смотрел в стекла противогаза Шороха, сквозь испарину которых была видна агония и надежда, кто-то схватил лейтенанта за пояс разгрузки и его стали тащить вместе с капитаном. Буквально метра два и тяжелая туша и привычная гравитация разом навалились на Сергея.
-Срочно в канаву. Крикнул капитан, скидывая с себя, противогаз.
-Всем срочно в канаву, лежать. Всем Лежать. Не унимался капитан.
Бойцы залегли, наблюдая и молясь за тех, кому не посчастливилось выбраться сразу. Первым разнесло УАЗ, его не было видно, какой-то шар, в безформенном состоянии кружился и огибая круг в воздухе. БТР на крыше тащило в сторону леса, отрывая попутно колеса и мелкий обвес, увлекая за собой в небо. Бойцов спецназа не было видно, следом, волочась на боку полз БТР ученых, из которого ползком пытались через люки вылезьте люди, и тут же попадали в мясорубку, невидимая рука словно шкодя и наслаждаясь отрывала им руки и ноги, сворачивала в неведомые узлы и формы, после чего схлапывала и превращала во что-то непонятное. Два МАЗА кружились в танце, оперевшись на задние мосты и периодически ударяясь друг об друга. Стоял вой порывистого ветра и сильный свист, который нарушил гудок целого бронетранспортера успевшего отойти назад. Капитан понял, чем грозит промедление и приказал отходить ползком в сторону БТР, бойцы быстро зашевелились и энергично стали направляться в сторону брони, следом еще небольшой отряд, из первых машин последовал примеру и короткими перебежками, сильно пригнувшись, чуть ли не на коленях, стали направляться в сторону выживших. Стояла паника и ощущение надвигающейся беды, все прекрасно понимали, что будет прямо сейчас. Вскочив на броню, все те, кто уцелел, вцепились во что можно было и водитель, отпустив сцепление вдвавил на максимум в газ, стал как было возможно отходить задним ходом, в какое-то время он не смог оценить ситуации и БТР стало вилять, ища дорогу, зацепив край кювета, броня стала заваливаться вбок, молниеносно довернув руль, он выровнял броню и наплевав на дорогу, что было сил, стал гнать по полю в сторону леса. Машину, то и дело, кидало на кочках и ямах, на броне прыгали и набивали шишки бойцы, озираясь по сторонам и что-то крича. МАЗы стали издавать скрежет, его рефрижераторы стали деформироваться, под сильным давлением, пытавшихся выйти наружу бочек с ОЯТ. Сильный удар под днищем машины, дал понять, что броня влетела в какое-то препятствие, которое, словно пушинку, вырвало и выбросило, далеко в сторону колеса, по всему правому борту. Бойцы слетели вниз, БТР резко развернуло и остановило.
-Все живы? Крикнул капитан. Я сказал все живы?
Послышались отголоски стонов и рапортование.
-Быстро, все кто может ходить, берем раненных и внутрь брони. Пока уцелевшие, затаскивали раненных и сами залезали внутрь, МАЗы, вдруг, неожиданно, с грохотом и припали к земле и их стало корежить и крутить, потом снова они стали приподыматься и падать, вокруг них кружилась туча из плоти и железа, периодически ударяя в корпус, и отрывая части кабины, стекла, баки, и с корнем вырывая ходовую, приумножая это в деформированном виде к общей куче.
-Всем приготовиться, принять противорадиационное. Да спаси нас Бог…

Добавлено (15.12.2017, 17:12)
---------------------------------------------

Часть 5. Правда.
Капитан стал протискиваться сквозь людей в десантном отделении в сторону кабины экипажа.
-Товарищ капитан, командир машины лейтенант За…
-Отставить лейтенант. Срезал капитан. Он сел на кресло наводчика и повернул башню в сторону катастрофы, вглядываясь в окуляры ТКНа. По ту сторону от сантиметровой брони в четырехстах метрах от них разворачивалась катастрофа, по сравнению с которой ЧАЭС могла быть детским озорством. Двадцать тонн груза, на две машины, по пятьдесят контейнеров, в каждой из кузовов, в толстой медной колбе, с запаянной крышкой, внутри несколько слоев материалов и стекло, залитое в тубус, крепко обжимая отработавшие ТВЭЛы. Две тонны высоко активного ядерного топлива, в данный момент проверяет на прочность невесть откуда взявшаяся аномалия, раздирающая на куски корпус рефрижератора. Капитан повернулся в сторону выживших и сказал, -мы уже трупы, терять нечего, тут мы не укроемся, надо уходить…
-что тут, черт возьми, происходит? Обратился к капитану один из спецов, делавший бандаж своему товарищу, который по всей видимости сломал ключицу.
-некогда… надо принимать решение. Так как ни проводников, ни опытных у нас нет, командование принимаю на себя. Берите все что есть, и что можете унести, командир, связаться пробовал?
-эрка не берет дальше 20км, а тут еще и помехи, товарищ капитан.
-Все, пошевеливайтесь, будем идти, в сторону леса, если меня убьет командование принимает командир машины, убьет его, дальше по опыту нахождения в зоне. Идти след в след, раненных…
Шорох огляделся по сторонам, обращая внимание на трясущихся от страха двух гражданских, при комиссии по захоронению, одного спеца, за которого он был спокоен, не смотря на сломанную ключицу и одного из своих бойцов, который, при падении с брони, рассек предплечье и подвернул ногу. Раненным вколоть промедола, надо будет выложиться… Бойцу стали шуршать по ящикам и аптечкам, набирая в подсумки и карманы различные препараты, оружие, средства оповещения и патроны. Створка распахнулась и из один за другим бойцы стали его покидать, быстро перемещаясь за капитаном, который по диагонали направился в сторону леса. Он тщательно, как успевал, всматривался вперед, иногда бросая под ноги мелкие гайки и шайбочки, которые он взял в зипах БТРа. Позади бежавших, невидимая сила разорвала корпус машин, втягивая в свой хоровод бочки. Медные стенки играли светом, вращаясь вокруг невидимой оси, стал слышен сильный снова сильный рев и скрежет, как фантик разрывавших толстые стенки контейнеров и жадно сминая как не вкусную конфету содержимое с оберткой. Огромная масса радиоактивного материала слилась в общий шар, продолжая коллапсировать и видоизменяться.
Вбежав в прилесок, капитан не сбавляя темпа стал пробираться через кустарники и молодняк, плотно облепивших старые деревья. Он не боялся попасть в аномалию, или умереть, он уже без пяти минут мертв, и сейчас он бежал на удачу, бежал, что есть сил. Пробежав с триста метров вглубь леса он поравнялся с пересекающей их бег тропой, зайдя на которую остановился, дожидаясь остальной отряд, растянувшийся как змея. Переведя дыхание он указал направление и добавил, -за мной. Он не знал, куда ведет эта тропинка, он просто бежал, преодолевая с каждым разом все большее усилие от сковывающего движения ОЗК. Через две минуты он сбавил бег, а еще спустя десять, выбежав к краю леса, выходящего к железнодорожным путям, остановились. Тяжело дыша, остальные бойцы стали заваливаться на полотно, жадно хватая, словно рыбы, ртом воздух. Бледный до полусмерти спец, с липким холодным потом на лице, тяжело лег рядом, его товарищ положил пкм и свою винтовку на деревянные шпалы, от которых стоял сильный запах креозота. На лицах гражданских от бега стал проясняться румянец, пробежка, несмотря на то, что далась им с большим трудом, пошла явно на пользу, не место страху в глаза пришла бодрость и азарт, вызванный желанием выжить.
-Счетчик есть? Сквозь глубокие вдохи и сухие губы спросил капитан.
-Да. Ответил гражданский и достал дозиметр, -В норме.
-Отлично. Пока живем. Все. Встаем, надо идти. Сказал капитан и попробовал подняться и тут же рухнул под гнетом усталости, вызванной забитостью мышц и ОЗК. Он стал отвязывать лямки и наскоро скидывать костюм, его примеру последовали остальные. Петренко стал перевязывать раненное предплечье бойца. Сильный взрыв, раскатистым эхом заставил найти в себе силы снова двинуться вперед, вслед за капитаном, он взял средний темп и бежал прочь по насыпи за полотном в сторону уходящих путей. Через пару километров пути, капитан перешел на шаг и свернул с дороги в сторону уходящей полевки, которая пересекала полотно, ведя одной частью в сторону леса, а другой уходя за небольшой лесок.
–Дозиметр… Крикнул каптина.
-Норма. Ответил гражданский, вглядываясь в “Сосну”.
-Если бы мы были кошаками, начал капитан, то сегодня мы за один час израсходовали восемь своих жизней. Больше нельзя. Дальше только аккуратно.
Петренко ухмыльнулся и покачал головой. Он достал фляжку и отпил из нее добрую половину.
-Надо поговорить. Сказал капитан в сторону спецов,- кто у вас главный?
-Теперь я. Ответил здоровенный детина, открывавший боевому товарищу флягу с водой.
-Ну, пойдем потолкуем, главный. Со злобой в голосе произнес капитан. Спец молча встал, отложил оружие и отхлебнув воды пошел за капитаном. Капитан шел в сторону поворота, кидая вдоль пути гайки, спец шел за ним, след в след, зайдя за поворот перед взором, невдалеке, открылась почерневшие от запущения, крыши деревенских изб и кирпичные дымоходы печек. Капитан остановился и посмотрев в глаза спецу взял речь.
- Я уже третий раз везу эту отраву на полигон, два предыдущих не было ни транспортников, ни бэтэров ученых, комитетчики силами регулярный войск и военизированной милиции доставляли до части груз и уходили, колонна всегда шла согласно установленному маршруту, не останавливаясь в деревне сталкеров, не огибая свалку. И тут на, в один день, ты, твои бойцы, вооруженные до зубов, белая броня, вертолеты, нарушение маршрута следования, дополнительные силы и все для того, чтобы захоронить в самом опасном, для человека, месте на Земле отработанный стержни? Я хочу знать. Кто ты, что ты тут делаешь и из-за чего, твою мать, у меня сегодня погибло полсотни солдат, а ядерное отрава- пошла по ветру…
Спец продолжал молча смотреть на капитана…
-Говори! С ненавистью произнес Шорох, и на его лбу проступила вена. Он резким движением извлек из кобуры Стечкина и быстрым движением стал направлять его в сторону спеца, спец молча сделав шаг вперед, легким движением рук провернул ствол пистолета в сторону сгиба кисти и выверну вверх забрал его себе. Капитан взялся за кистевой сустав, горевший от боли и стал следить за реакцией спеца. Боец сделал шаг назад, опустил пистолет дулом вниз, и протянув его обратно капитану добавил.
–Не кипятись капитан, не ты один людей потерял. Я сегодня лишился разом всего самого дорогого, друзей, семьи, братьев.
Капитан взял обратно протянутый пистолет и вставил его в кобуру. В его глазах читалась беспомощность и злость. Басовитый голос бойца стал говорить.
- Когда в комитет пришла депеша, что на ЧАЭС введен режим “высший” никто не поверил в случайность происходящего. Анализ результатов показаний работников станции, телеметрии и показания ликвидаторов отодвинуло на второй план приоритета ведения версии, о тепловом характере взрыва четвертого энергоблока, в следствии ошибки оператора. Ее оставили для официального объяснения, населению. С мертвых спрос маленький. Приоритетом стали несколько версий. 1. Диверсия запада, подрыв энергоблока силами внедренный агентов через сеть, для вывода из строя станции, создания зоны отчуждения и прекращения работы РЛС Дуга, как следствие, введение чрезвычайного режима по стране и дестабилизация политической системы, а так же, проверки возможности центрального аппарата и вооруженных сил, в работе, давая ценную информацию по мобилизации и диспозиции основных сил, а так же умению противостоять обильному радиозаражению, имитируя нападение. 2. Внутренняя диверсия сторонних сил, связанных со спящими ячейками террористов и им сочувствующих, массово перешедших через Афганистан. Много сил и ресурсов было потрачено на перевод энергетики, закрытию бреши по информированию о предупреждении стартов ракет, ликвидация последствий. Потом, появилась Зона, с регулярными выбросами и нестабильной средой. Год назад по агентурным данным стало известно, что американский спутник, в момент катастрофы проходил над Дугой и засек причину взрыва. С десяток агентов, по всему миру, от Израиля, до США отдали жизнь и свободу, чтобы добыть некоторые данные, которые проливали свет на происходящее. Согласно им, взрыв энергоблока вызвал внешнее воздействие, если быть точным, что-то проломило многометровую крышку и вызвало цепочку последствий, приведших к катастрофе. Разрабатывалась версия метеоритного проникновения, но она не клеилась с секретностью, с которой хранили эти данные в разведке запада. Комитет принял решение, начать скрытую разработку операции по походу на ЧАЭС, проблему осложняла полное непонимание территории и происходящего здесь, несколько раз посылались спецборта с оперативниками, для проникновения и полевых работ, но связь со всеми ними была утеряна сразу, после преодоления тридцатикилометровой зоны. Параллельно велась вторая ветка, был запущен план по освоению зоны, увеличены ассигнования на научные изыскания, была проведена работа по внедрению агентов в военизированные образования, сталкеров, ученых, втечении года собиралась вся возможная информация, об аномалиях, путях прохода, наличие опасных радиационных поясов и линз, в это время, через один из отделов комитета, были предприняты попытки забрасывания спецконтейнеров с провизией, амуницией, оружием и научными приборами, хватило бы на месяц тяжелый боевых действий, в условии города для группы численностью в двадцать человек. Все это лежало в рамках поэтапной работы по снижению радиационного фона Зоны, на деле же, в Зону забросили пятьдесят тонн груза, с автономными источниками питания, поддерживающие в работе радиомаяки. Шесть недель назад, с территории зоны, через ретрансляторы, пришел сигнал. О вскрытии шести контейнеров, а после заработал мощный радиопередатчик на свервысоких, в сигнале которого говорится о координатах, рядом с предполагаемым местом крушения одного из бортов. Послали нас. Инструктаж был минимальным, мы должны были сойти в месте хранения и взять курс на сигнал. Вот только… только что-то пошло не по плану…
Шорох слушал это, не понимая, что происходит, он ощущал себя очень маленьким элементом, в невообразимо огромном механизме, в котором с прецизионной точностью велась игра разведок. Он достал пачку и закурил, пытаясь осознать услышанное.
-И что нам теперь делать? Спросил Шорох.
-Нам следует сообщить, о случившимся в комитет.
-Дорого до базы может занять слишком много времени, мы не знаем насколько сильно развеяло ОЯТ и как пройти безопасно. К тому же у нас нет проводников, а по дороге… Это Зона…
Спец качнул головой в знак согласия и добавил.
-Можно дойти до одного из контейнеров и воспользоваться спутниковой радиостанцией, она должна пробить Зону отчуждения, вызовем подкрепление на транспорте, вместе с проводниками… С раненными и гражданскими мы далеко не уйдем… К тому же, по данным разведки и сталкерским вылазкам, на территории Зоны вовсе не безлюдно.
-Ходячие… Отозвался капитан с удивлением
-Не только. По сведениям, имеются крупные агрессивные особи мутировавших животных… помедля, некоторое время, спец добавил, -и людей, мутировавших людей…
-Надо привести в порядок группу, придется заночевать тут, утром выйдем, покажешь по карте куда.
-Да. Думаешь тут. И спец повернул голову в сторону заброшенной деревни.
-Скорее всего, во всяком случае, осмотримся и сверимся с картами, только надо будет идти тихо, зачистить местность и очень тихо заночевать.

Добавлено (26.12.2017, 15:07)
---------------------------------------------

Часть 6. Тварь

Вернувшись к своим, оставшимся ждать командира у железной дороги группе, капитан предложил план, согласно которому, в сложившихся условиях, было необходимо вызвать подмогу, так же предупредить спасателей о катастрофе, а с учетом направления ветра, так и площади возможного заражения. Подмога должна была прийти по другому, заранее спланированному пути, к конечной точке которой, еще было необходимо дойти группе. При этом, во избежание несогласованности действий, связанных с невыходом на рабочую частоту у зоны захоронения, предлагалось заведомо, через комитет, оповестить “Первый” и часть о случившемся. При этом, передатчик следовало еще найти, но поиски его осуществить только утром, с первыми лучами света, для снижения вероятности рисков для группы. Капитан предложил произвести ночёвку в брошенной деревне, находившейся неподалеку, но для этого следовало произвести рекогносцировку и разведку. Было решено, что группа, из двух гражданских, двух раненных, и экипажа вытащившего их БТР, заняв удобное место для обороны, останутся у насыпи, дожидаясь, когда за ними придет развед отряд, который в количестве семи человек должны были произвести разведку, и в случае обнаружения опасности, зачистку местности.
Солнце уже обдавало красноватыми лучами, плавно кренясь к горизонту, бойцы подготовили оружие и в количестве трех групп стали входить постепенно в некогда границу поселения, о чем недвусмысленно указывали первые сараи. Отряд шел по проселочной дороге, идя по краям с двух сторон. В голове по левую сторону шел Капитан, периодически кидающий, в сторону ходьбы, привязанную к леске гайку, иногда без лески шайбочки и прочий крепеж закидывал в сторону больших кустов, или подозрительных на его взгляд мест. Следом за ним слегка согнувшись полуприсядем и сжавшись в маленький комок, шел спец, выставив вперед ствол своей винтовки водя ей в стороны вместе со своим взглядом, следом шел Петренко, регулярно всматриваясь в табло “Сосны” и прислушиваясь к звукам. Как оказалось, это была не столько деревня, сколько больше свиная ферма, в которой было несколько продолговатых одноэтажный строений, здание бывшего конторского управления, и еще ряд зданий и строений, судя по опыту сельской жизни Петренко, котельная и ремзона.
Продвигаясь вдоль заброшенной проселочной дороги команда внимательно опиралась больше на свои ощущения, нежели на слух или глаза. Спец поднял левую руку с зажатым кулаком на уровне лица и все без промедления остановились, припав на колено и тихо заняв оборону. Капитан вопросительно взглянул на спеца и тот жестом показал, а наличие запаха. Капитан повернулся в хвост отряда и приложил пальцем к губам, а затем на планку переводчика огня, бойцу из середины отряда тихо перевели флажки в положение одиночный. Капитан посмотрел на спеца и передислоцировался на его сторону дороги. Спец указал вперед, где за зарослями лопухов и высокой травы, по его мнению располагался источник запаха. Капитан из подсумка достал трубу перископ и аккуратно стал подымать его над широко раскинутыми ветками кустарника. Всматриваясь в окуляр он простоял с минуту в таком положении затем сел обратно.
- Дальше метров пятнадцать прямо… Лежат разорванные тела... кажется собак… Пять штук… Разлагающиеся… Размером с азиата.
-Аномалией? шепотом спросил спец.
-Нет, скорее им головы поотрывало. Сказал спец и ощутил прохладный пот на спине от мысли, что что-то могло разорвать таких здоровых собак.
-Периметр?
-Чистый. Следов не обнаружил. Капитан протянул перископ-разведчика спецу.
Спец занял место возле куста, повесив на поясном ремне винтовку. Он долго стоял, наблюдая за поляной и зданиями с выбитыми местами окнами.
-Да. Чисто. Надо пробовать идти, дальше по дороге, в сторону административного здания, там сможем укрепиться, если что.
Капитан отдал жестом команду отряду о выдвижении дальше и об опасности. Отряд стал подтянулся к головному и было принято решение выдвигаться в две группу под прикрытием стрелков. Первая группа Капитана, вторая Спеца. Спец расставил своих людей по местам и показал готовность первому отряду. Капитан и три человека стали змейкой следовать в сторону первого строения. Преодолев две трети пути, капитан краем зрения заметил шевеление в стороне густых зарослей ивы у дальнего коровника метров в пятидесяти от них, он указал рукой в сторону шевеления, понимая, что спец его наблюдает. Вбежав в проем помещения отряд быстро распределился по окнам первого этажа,
-Чисто.
-Чисто
-чисто. Рапортовали полушепотом бойцы, проходя каждую комнату. В котором, кроме оставшейся потрескавшейся и почерневшей советской мебели и пожелтевших листков бумаг и газет ничего и не осталось. Капитан занял дверной проем, сделав жест о готовности прикрыть. Из кустов возле дальнего коровника показалось существо, отдаленно напоминавшее человека, оно было изуродовано многочисленными шрамами и ожогами с телосложением очень крепкого штангиста. На нем были нелепого вида штаны-балахоны, обтянутые на поясе многочисленными ремнями. Оно вышло и стало всматриваться в сторону дороги, из кустов которой только что стал выдвигаться отряд два. Существо подняло руку и замыкающий во втором звене упал на землю, сорвавшись от боли, сильно до крови сжав голову пальцами.
-Огонь. Крикнул капитан и с окон бойниц, разрывая тишину, стал идти плотный одиночный огонь. Спец крикнул, чтобы остальные поторапливались в дом, а сам метнулся в сторону катающегося от боли бойца. Поправив на ходу винтовку, на поясном ремне по линии сгиба туловища, Спец выставил вперед левую руку, крепко схватив своей кистью за запястье бойца; он сделал кувырок, поперек туловища и на последней стадии кувырка, сильно выдохнув, по инерции, потянул за собой бойца, взвалив автоматически себе его на плечи за шеей как штангу, просунув руки между одной ногой и локтем, он извлек свой ПБ и стал методично посылать в сторону существа пулю за пулей, при этом направляясь в сторону убежища.
-Беречь патроны. Отставить огонь. Крикнул капитан, когда Спец влетел в дверной проем. Опустив бойца в угол, спец тут же перезарядил магазин ПБ и вложив его в набедренную кобуру, снова достал винтовку и прижавшись к ко

Российская Федерация  The_Great_Sinner
Вторник, 02.01.2018, 06:58 | Сообщение # 24
Статус:
Отмычка:
Сообщений: 168
Награды: 1
Регистрация: 17.08.2017

Литература, которую Мы заслужили. :=)
Казахстан  m-a-k-s
Вторник, 02.01.2018, 10:25 | Сообщение # 25
Статус:
Бывалый:
Сообщений: 714
Награды: 6
Регистрация: 28.07.2013

Эх, ритмичные толчки, навевающие воспоминания об отце...пробило на слезу, жиза-то какая
Помню как сейчас то 4-е января, за окном -37, в квартире почти столько же, и голос отца: "Иди ко мне, я тебя согрею" и эти толчки, толчки. Но я тогда и правда согрелся, стоит признать, что иначе мы бы замерзли тем холодным зимним вечером 85-го
Российская Федерация  NZ
Среда, 24.01.2018, 18:21 | Сообщение # 26
Статус:
Гость:
Сообщений: 33
Награды: 0
Регистрация: 13.11.2017

Тихий ужас.. Не понимаю, зачем так писать? Почитайте милицейские протоколы, сухие и лаконичные. Проникли, при себе имели.. Новости послушайте о том, как стая товарищей собралась на очередном саммите. И повествуйте так же..

И еще одно замечание. Если уж так тянет написать, что ваш персонаж чувствует - пишите о предмете, который вызвал эту чувственную реакцию.

А то куда не ткнись - повсюду стремительный домкрат..
Российская Федерация  s-monolith
Четверг, 25.01.2018, 16:54 | Сообщение # 27
Статус:
Гость:
Сообщений: 65
Награды: 1
Регистрация: 31.03.2017

Цитата The_Great_Sinner ()
Литература, которую Мы заслужили. :=)

Да, батюшка, "Долг" и Вы со своей авой заслужили именно такую литературу.

Хм... Но Великий Монолит повелел всё прочитать почему-то мне. ПроДолжу чтение...

NZ: "Если уж так тянет написать, что ваш персонаж чувствует - пишите о предмете, который вызвал эту чувственную реакцию."
Хм... Описание предмета автор даёт во втором абзаце с размерами, правда не в метрической системе.

Цитата NZ ()

А то куда не ткнись - повсюду стремительный домкрат..


Это, наверное, не домкрат, это социальный лифт "вниз" в силовых структурах типа криминальных и долговских.

Добавлено (24.01.2018, 20:57)
---------------------------------------------

Краткий мой пересказ содержания произведения "Сталкер. Месть петуха" автора дона Руматы из "Долга" и замечания по частям.
Часть 1. Введение.


Добавлено (24.01.2018, 21:42)
---------------------------------------------
Часть 2. Послание.


Добавлено (25.01.2018, 14:21)
---------------------------------------------
Часть 3. Встреча.


Часть 4. Положение вещей.


Часть 5. Безразличие.


Добавлено (25.01.2018, 16:54)
---------------------------------------------
Часть 6. Замысел.


Часть 7. Воздаяние.
Сообщение отредактировал s-monolith - Пятница, 26.01.2018, 22:10
Российская Федерация  NZ
Четверг, 25.01.2018, 17:14 | Сообщение # 28
Статус:
Гость:
Сообщений: 33
Награды: 0
Регистрация: 13.11.2017

Каюсь, полностью не читал. Собственно, и претензии у меня к форме (как написано, техника), а не к содержанию (что написано). И по содержанию, как я понял, это и правда полная дегенерация. Байки из Зоны стали байками с зоны..
Российская Федерация  s-monolith
Четверг, 25.01.2018, 21:16 | Сообщение # 29
Статус:
Гость:
Сообщений: 65
Награды: 1
Регистрация: 31.03.2017

NZ, здравствуй, сталкер. Но ты в разных постах всякие дельные вещи написал про приоритет повествования, логическую и художественную выверенность сюжетного скелета произведения, язык полицейских протоколов и т.п. Если из этого произведения вычленить скелет, то видны существенные огрехи.

Сам я не большой фанат сталкерской и блатной литературы. К тому же вражда "Долга" и "Свободы" вызывает у меня тошноту. Но это произведение повелел прочитать и проанализировать Сам Великий Монолит (нифига не шучу). Не соскочить. К тому же автору пообещал в январе отписать подробно. К счастью, ты как раз предложил стиль протоколов, который я решил использовать для изложения своего видения содержания. Так что, спасибо!

Про полную дегенерацию позволь не согласиться.


Добавлено (25.01.2018, 21:16)
---------------------------------------------
Продолжаем:

Часть 8. Чекан.
Сообщение отредактировал s-monolith - Суббота, 27.01.2018, 13:45
Российская Федерация  NZ
Пятница, 26.01.2018, 07:48 | Сообщение # 30
Статус:
Гость:
Сообщений: 33
Награды: 0
Регистрация: 13.11.2017

Мне кажется, вы смешиваете настоящую и воображаемую реальность.. Хотя, может быть я сам невнимательно новости по телевизору смотрю, где только про Донбасс, да про Сирию, а про Зону (да еще и с мощным присутствием криминала) ни слова..
Форум » Творчество » Литература » Сталкер. Месть петуха (Первый рассказ плюс начало Высоцкого из первого....)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск: